Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Categories:

Телеграф в Симбирске



Симбирская почтово-телеграфная контора. Фото рубежа XIX-XX веков

«Устройство телеграфов принадлежит, конечно, к современным нам открытиям. По цели и пользе оно должно стать во главе важнейших современных изобретений, как-то: железных дорог, пароходов и прочих усовершенствований, доказывающих высокую степень просвещения правительства и развития общества. И в самом деле, быстрота телеграфного сообщения изумительна: с изобретением телеграфа уничтожились пространство и время; электрическая искра несравненно быстрее солнечного луча и может сравниться лишь с быстротою мысли» - воспевали телеграф «Симбирские губернские ведомости» в 1860 году.

Телеграф в Симбирске начал функционировать, обслуживая правительство и население, с 24 (12) октября 1860 года. На две недели мы обошли соседку Самару – там телеграф благодаря линии Симбирск – Самара заработал 5 ноября 1860 года. Первым начальником Симбирского телеграфа был Андреян Фаддеевич Филиппович, телеграфистом состоял Карл Карлович Гюнтер.

Телеграф принимал и передавал телеграммы внутри России сразу на русском, французском и немецком языках, и делал это ежедневно с 9 часов утра до 10 часов вечера – с 8 утра до 9 вечера «по Петербургу», как говорили в те времена, не исключая воскресных и праздничных дней, и это был прорыв в принципах передачи связи – обычная почта доселе принимала письма всего два раза в неделю. С 1878 года приём депеш в Симбирске стал осуществляться круглосуточно.

Конечно, новоприобретение «покусывалось». Поначалу, чтобы отправить депешу в 20 слов в столичный Санкт-Петербург, необходимо было выложить 3 рубля 50 копеек, в Москву – 2 рубля 50 копеек, города Верхнего и Нижнего Поволжья, Нижний Новгород и Саратов встали бы в 2 рубля, а к соседям по Среднему Поволжью, в Казань, Самару и Сызрань – 1 рубль. Если сравнивать с ценами на продовольственном рынке, то за 4 рубля можно было купить целый пуд говядины, за рубль – ведро молока, 80 копеек стоил целый гусь и 45 копеек – курица, в 40 копеек (куда без этого!) обошлась бы «эталонная» бутылка водки! Но связь развивалась, и цены падали, дойдя, наконец, до 15 копеек за одну телеграмму, вне зависимости от дальности передачи, и 1 копейки – за каждое слово в ней.

Тем не менее до конца 1860 года симбиряне успели отослать 427 телеграмм. За 1861 год было отправлено 3316 телеграфных сообщений. С каждым годом их количество только нарастало – так, в 1875 году Симбирской телеграфной станцией было передано 15 571 правительственная, служебная и частная телеграмма, получено – 15 264, ещё 44 427 составили так называемые транзитные телеграммы, передаваемые через Симбирск на следующие станции. Очень кстати, что телеграф уцелел во время Симбирского пожара 1864 года, помогая ликвидировать последствия буйства стихии.

Правда, нагрянувшими из столиц судебными чиновниками и следователями на Симбирской телеграфной станции были выявлены злоупотребления. Оказалось, что у телеграфистов, кроме официально выдаваемой им бумажной ленты для отбивки сообщений и учёта их отсылки, была собственная лента, которой они пользовались для отправки, скажем так, несанкционированных сообщений. Нет, они не обирали казну, отправляя сообщения за полцены, как можно подумать. Люди просто «болтали» с коллегами на другом конце провода, посылая и принимая сообщения при помощи азбуки Морзе!

Конечно, это было нарушение дисциплины, но каких-либо строгих мер в отношении нарушителей принимать не стали. Попробуйте поищите в почти сплошь безграмотной российской провинции не просто грамотных людей, а ещё и с приличным знанием немецкого и французского языка, который требовался от телеграфистов!..

Люди реально работали на износ, и это являют драматичные картины судеб немалого числа телеграфистов. Там же, на Воскресенском некрополе, покоится прах однофамильца Александра Кузнецова, чиновника Симбирской почтово-телеграфной конторы Гурия Кузнецова, умершего в сентябре 1911 года, не дожив до 46 лет.

«Господи, не суди меня по грехам моим. А суди по милосердию твоему» - значится на скромном надгробии из белого камня. Мещанский сын, начав от телеграфиста низшего оклада, он дослужился до чина коллежского асессора, штатского майора, был удостоен ордена святого Станислава. Но достижения давались нелегко. В конце 1908 года из-за сильного расстройства головного мозга Гурий Кузнецов на четыре месяца оказался в Карамзинской колонии душевнобольных. После ночного дежурства 6 июля 1911 года он ушёл домой и больше на работу не вышел: заболел.

Врач констатировал малокровие от переутомления – Кузнецову нужен был немедленный отдых. Он просил начальника о двухмесячном неоплачиваемом отпуске – но тот жёстко отказал, мотивируя крайним дефицитом людей на фоне начинающихся в Симбирске лагерных сборов пяти кавалерийских полков, чем «страшно усиливается служебная деятельность» телеграфной конторы. Этого отказа Гурий Кузнецов не перенёс – сошёл с ума. Просветление настало только накануне смерти: 25 сентября он собственноручно подписал прошение об увольнении со службы, а на другой день покинул этот мир…
Источник https://73online.ru/r/telegraf_v_simbirske_istoriya_na_fone_lenina-84559
Tags: История, Россия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments