Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Category:

Бабы новых нарожают... Три танковые бригады, в распыл за три дня.



Доклад, направленный 16 сентября 1942 года заместителем командующего 29-й армии по автобронетанковым войскам полковником Кузнецовым на имя заместителя командующего Западным фронтом по автобронетанковым войскам, генерал-майора Григория Антонова:

"На основании Вашего распоряжения о расследовании причин чрезмерно больших потерь в танках за период с 29 августа по 15 сентября 1942 года доношу следующее:

1. По приказу командующего войсками Калининского фронта от 27 августа 1942 года 236-я, 256-я, 143-я танковые бригады и 148-й отдельный танковый батальон в течение ночи 28 августа совершили 40-километровый марш с участка 30-й армии из районов Бельково, Васюково, Доманово, имея задачу к 24:00 28 августа поступить в состав 29-й армии и сосредоточиться в лесу в 2 километрах северо-западнее г. Зубцов с тем, чтобы с рассветом 29 августа вступить в бой.

2. В 20:30 28 августа я был вызван командующим войсками армии, где получил указания о прибытии вышеуказанных бригад в состав 29-й армии. Мною тут же была организована встреча бригад в дороге, я согласовал вопросы с начальником инженерной службы армии о переправе через реку Волга.

К 2:00 29 августа стали прибывать командиры бригад, которым я поставил ориентировочно задачу, получив от них данные о количестве боеготовых танков.
Штабом была разработана схема боевых порядков, в которой предлагалось создание танковой группы в составе 21 танка из всех трех бригад и отдельного батальона под единым руководством, двумя эшелонами, имея впереди танковую разведку в составе 5 танков. В 2:30 29 августа был получен боевой приказ штаба 29-й армии за № 034, согласно которого танковые бригады придавались дивизиям.

Например, 256-й танковой бригаде в составе 2 Т-34 и 1 Т-70 действовать совместно с 5-й стрелковой дивизией, 236-й танковой бригаде в составе 1 Т-34 и 4 Т-70 действовать совместно со 118-й стрелковой дивизией, 143-й танковой бригаде с приданным 148-м отдельным танковым батальоном в составе 1 Т-34 и 12 Т-60 действовать совместно со 183-й стрелковой дивизией. Начало наступления в 6:00 29 августа.

О нецелесообразности раздавать танки по дивизиям было доложено заместителю командующего по автобронетанковым войскам Калининского фронта полковнику Артеменко, последний приказал выполнять приказ штаба армии, так как вопросы применения танков, якобы, им были согласованы с командующим войсками 29-й армии.

3. К 3:00 29 августа я выехал на рекогносцировку с командирами бригад. С командирами батальонов, рот и экипажей рекогносцировка не производилась по причине неприбытия в срок танков.
Танки вместо 24:00 стали прибывать к рассвету 29 августа, и, не сосредоточившись, сразу направлялись через переправу на исходные позиции в лес, что в 1 километре к северо-Западу от Масловой Горы. Вместо 68 танков, числящихся в бригаде и отдельном батальоне, прибыло всего 21, из них 4 Т-34, 11 Т-60 и 6 Т-70.
Остальные танки просто не вышли с прежнего места дислокации, а часть была разбросана в дороге по различным неисправностям.

4. В 5:00 29 августа командиры танковых бригад совместно с командирами действующих дивизий увязали вопрос взаимодействия с пехотой и артиллерией, разработали плановую таблицу, от каждой дивизии было выделено по 8 - 10 орудий прямой наводки для сопровождения танков, был посажен десант саперов и пехоты, который своей задачи не выполнил, поскольку был снят ружейно-пулеметным огнем противника. Артиллерия поддержки в количестве трех артиллерийских полков Резерва Главного командования: 412-й, 360-й и 510-й гаубичные артиллерийские полки, была слабой из-за отсутствия снарядов.

Артиллерия сопровождения выбрасывалась вперед, прицепленная к танкам, но вследствие не продвижения пехоты расчет выводился из строя автоматчиками противника. Связь осуществлялась при помощи раций, проволочная, командирским наблюдением, связными и офицерами связи.
Радиосредств в бригадах было недостаточно (по две радиостанции). Радисты были подготовлены слабо, особенно в 148-м отдельном танковом батальоне.

5. Начало атаки в 6:00 29 августа. 256-я танковая бригада в составе трех танков (2 Т-34 и 1 Т-70) совместно с 5-й стрелковой дивизией имела задачу овладеть Юшнево, в дальнейшем наступать вдоль железной дороги Зубцов - Ржев, к исходу 29 августа выйти на рубеж западные скаты высоты 200,3. Танки ворвались в Юшнево, подавили часть огневых точек и отошли на линию боевых порядков пехоты, откуда вновь повели атаку совместно с пехотой. Пехота, достигнув восточной окраины Юшнево, была встречена фланкирующим огнем от железной дороги и массированным налетом авиации противника, после чего залегла. Танки ворвались в Юшнево, 2 Т-34 были подожжены, оставшийся Т-70 был передан мною 236-й танковой бригаде и впоследствии также сожжен. К исходу 29 августа 1942 года 256-я танковая бригада осталась без танков.

236-я танковая бригада в составе 5 танков (1 Т-34 и 4 Т-70) с частями 118-й стрелковой дивизии имела задачу овладеть Лунево и в дальнейшем наступать на северные скаты высоты 200,3. Достигнув высоты 198,8 были встречены сильным огнем противотанковых орудий. В ходе боя были сожжены 1 Т-34 и 3 Т-70. К исходу 29 августа бригада была небоеспособной, имея 1 танк Т-70.

143-я танковая бригада с приданным 148-м отдельным танковым батальоном в составе 13 танков (1 Т-34, 11 Т-60 и 1 Т-70) имела задачу совместно с частями 183-й стрелковой дивизии овладеть Ново-Ожибоково, Матюково и в дальнейшем наступать на Давыдово, Новоселово. С севера от реки Волга на Ново-Ожибоково местность была танконедоступной, танки вынуждены были обходить Ново-Ожибоково с юга. Не поддержанные соседом слева, попали под сильный артиллерийский огонь самоходных пушек из района от отметки 198,8, Лунево, леса в 500 метрах южнее отметки 198,8 и из Юшнево. Малые танки, имевшиеся в составе, легко выводились из строя. В ходе боя были подбиты 1 Т-34, 10 Т-60 и 1 Т-60 попал в воронку от авиабомбы. Таким образом, к исходу 29 августа бригада вообще осталась без танков, задача первого дня была не выполнена.

30 августа 1942 года бригады продолжали выполнять поставленную задачу. За день 29 и в ночь на 30 августа часть танков прибыла с дороги, часть была восстановлена. Таким образом, на 30 августа вступили в бой 11 танков, из них в 236-й танковой бригаде - 4 Т-34 и 1 Т-60, в 143-й танковой бригаде - 3 КВ и 3 Т-60. В результате боя потеряно 9 танков, из них 5 безвозвратно, по той же причине, что и 29 августа.

31 августа 9 танков, собранные во всех бригадах, в составе 2 КВ, 4 Т-34, 2 Т-70 и 1 Т-60 были сведены в одну группу под командованием командира 236-й танковой бригады, которая действовала с частями 183-й стрелковой дивизии, имея прежнюю задачу. В ходе боя за Ново-Ожибоково потеряно 7 танков, из них 3 безвозвратно.

1 сентября 1942 года бригады восстанавливали боевую материальную часть и эвакуировали с поля боя. На 2 сентября было готовых к бою 15 танков, из них 2 КВ, 3 Т-34, 4 Т-70 и 6 Т-60 под командованием командира 236-й танковой бригады. Действовали с частями 183-й стрелковой дивизии, имели ту же задачу. В ходе боя несколько танков ворвались в Ново-Ожибоково, подавив 12 блиндажей, уничтожили до взвода пехоты противника, но не поддержанные своей пехотой отошли, потеряв 8 танков, из них 3 безвозвратно. Задача дня была не выполнена.

3 сентября танковая группа продолжала выполнять поставленную задачу в составе 7 танков: 1 КВ, 1 Т-34, 3 Т-70 и 2 Т-60. Под командованием командира 143-й танковой бригады с частями 183-й пехотной дивизии вела бой за овладение Ново-Ожибоково, Матюково. В ходе боя уничтожено 2 пулеметных точки, 2 ДЗОТа и до взвода пехоты противника, потеряно 5 танков, из них 3 безвозвратно.

4 сентября в бригадах боеготовых танков не имелось. На 5 сентября был восстановлен 1 КВ и по приказанию командующего 29-й армией мною был введен в бой с задачей подавить огневые точки в Ново-Ожибоково, мешающие продвижению 183-й стрелковой дивизии. Танк КВ подавил огнем и гусеницами 15 блиндажей с автоматчиками, 5 огневых точек, 1 орудие. В результате боя танк получил пробоину в кормовой части, но продолжал выполнять задачу.
При возвращении в район сбора после атаки танк был обстрелян кочующей пушкой с близкого расстояния, подбита ходовая часть, но пушка была уничтожена. С наступлением темноты танк был эвакуирован с поля боя.

5 сентября 1942 года на основании шифротелеграммы командующего Западным фронтом танковые бригады были выведены в резерв, оставшаяся материальная часть в составе 14 танков всех марок, требующая среднего ремонта, была передана 148-му отдельному танковому батальону. Танки, требующие капитального ремонта, эвакуированы на сборный пункт аварийных машин.
148-й отдельный танковый батальон на 6 сентября 1942 года имел по списку 22 танка разных марок, ежедневно восстанавливал по 3, 4, 5 танков, вводился в бой на тех же направлениях, нес большие потери, а должных результатов достигнуть не смог.

Выводы:

1. За период боевых действий танки применялись разрозненно по дивизиям, что лишало возможности эшелонировать их в глубину и наносить массированный удар на главном направлении, способствовало противнику выводить танки из строя поодиночке.

2. За период с 26 августа по 18 сентября 1942 года ежедневно малыми группами танки применялись на одном и том же направлении с одними и теми же задачами, что давало противнику возможность сосредотачивать противотанковую артиллерию, пристреливать местность и ожидать танки ежедневно с одного направления, а при появлении методично расстреливать их.

3. Совершив 40-километровый марш 29 августа 1942 года, танки без разведки и рекогносцировки местности с экипажами, не имея времени на осмотр материальной части, были введены в бой разрозненно, без единого руководства, на первый день особенно, и понесли большие потери.

4. Артиллерийская подготовка была слабой, артиллерия вела огонь не по рубежам и времени, а по заранее засеченным огневым точкам. Не засеченные огневые точки, главным образом, противотанковые орудия, продолжали жить и появлялись все время в новых местах.

5. Вследствие малочисленности пехоты, захваченные танками объекты не закреплялись, пехота за танками не шла, танки вынуждены были возвращаться к пехоте, маневрируя на поле боя, и несли большие потери.

6. Недостаточная сколоченность экипажей, большие потери с первых дней боя понижали смелость и решительность танкистов, особенно в 148-м отдельном танковом батальоне, который к моменту прибытия в состав армии был в стадии формирования и имел в своем составе большинство ранее не участвовавших в боях.

7. Командиры бригад и батальонов непосредственно в боевых порядках не участвовали, руководили боем с наблюдательных пунктов дивизий, в бой вел танки командир роты или взвода, исходя из количества участвующих в бою."

Tags: Коммунисты и Русский народ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments