Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Categories:

Враги народа из Малаховской гимназии


Выпускники Красково-Малаховского учебного заведения. 1916 год. Второй справа в первом ряду - Виктор Эрнестович Фриденберг.

Виктор Эрнестович Фриденберг работал в Красково-Малаховском средне-учебном заведении ещё до революции. Он преподавал математику, физику, обществоведение. Его супруга Августа Германовна преподавала французский язык.

В первые годы становления школы с именем Фриденберга связан интересный эпизод, связанный с оборудованием физического кабинета. Состоятельный человек А. И. Пальмин предложил комитету построить при гимназии церковь, как полагалось при всех казённых гимназиях. Директор гимназии Сергей Васильевич Зенченко изложил это предложение учителям. Последние запротестовали, и вдруг кому-то пришла идея, как вспоминал А. И. Детлаф, попробовать потратить деньги на другое.

Зенченко и В. Э. Фриденберг уговорили Пальмина пустить деньги на оснащение физического кабинета. Школа получила безвозмездно 8000 руб. За целевым использованием назначенной суммы следил Фриденберг. Заказ на оборудование выполняла немецкая фирма Швабе (на углу Кузнецкого моста и ул. Дзержинского).

Виктор Эрнестович был также классным воспитателем. Проявлял особенную заботу о малообеспеченных учениках. В 1915 году сын красковского крестьянина Михаил Клоков окончил гимназию без троек, и Фриденберг, чтобы помочь ему в дальнейшей судьбе, на лето рекомендовал юношу в качестве репетитора в семью профессора Рейна, занимавшего в то время должность заведующего 1-й городской больницы Москвы.

В годы Первой мировой войны В. Э. Фриденберг стал помощником директора, а позже, в 1921 или 1922 году, возглавил школу. При нём школа достигла многого и была преобразована в опытно-показательную станцию, которой он продолжал руководить.

В первой половине 1920-х годов существовала такая практика как интернаты при школе, где жило большинство учащихся. В большой благоустроенной даче, стоявшей в живописном месте, среди столетних сосен и елей на краю оврага, был в 1920 году устроен первый школьный интернат «Коммуна». Его возглавили Виктор Эрнестович и Августа Германовна Фриденберг. (Сестра вышеупомянутого Михаила Клокова – Екатерина – работала в Красково-Малаховской школе в качестве технички, а с 1918 по 1924 год была домработницей у Фриденбергов. По её воспоминанию, интернат позже находился в двухэтажном доме на углу Февральской улицы и существовал до 1924 года.)

Жизнь в интернате была очень сплочённой. Дети и взрослые всё делали вместе, творили, читали, познавали мир. Летом центром жизни была терраса, там завтракали и обедали, там же делали и уроки за большим столом и часто проводили свободное время в литературных играх и беседах, которые проводил В. Э. Фриденберг, – на разные темы, например, о философских взглядах Герцена, о Чернышевском и о другом.

В. Э. Фриденберг также руководил оздоровительными поездками школьников на Кавказ в 1921 и 1925 годах. Однако именно в этот столь плодотворный период своей работы Фриденберг оказался фигурантом дела, связанного с «контрреволюционной деятельностью» священника храма Владимирской иконы Божией матери в Красково.


В ночь с 21 на 22 октября 1920 года в Краскове и в Малаховке было арестовано 6 человек: 1 – Никитский Сергей Михайлович, 2 – Попов Фёдор Иванович, 3 – Данилин Николай Николаевич, 4 – Вейде Эдуард Егорович, 5 – Кузнецов Александр Сидорович, 6 – Фриденберг Виктор Эрнестович. Всё произошло без спешки и сопротивления.

Все, несмотря на отсутствие компрометирующих предметов и документов, были отправлены в Ухтомский райотдел милиции. Причина: «задержан на основании отношения политбюро № 726». Протоколы были составлены двумя милиционерами – начальником Ухтомской милиции Ф. Дылём и старшиной Малаховской милицейской конторы Балабановым. Каждый произвёл по 3 ареста и обыска, но без особых результатов. Каждый акт заканчивается словами: «При обыске ничего не обнаружено и ничего не взято, претензий при обыске со стороны гражданина … не было и не будет». Власти не в первый раз подбирались к красковскому настоятелю о. Сергию Никитскому. Его уже арестовывали в самом конце 1919 года или в начале 1920 года по обвинению в контрреволюционной агитации (о. Сергий призывал прихожан не забывать Церковь и почаще заходить в храм), и он был осуждён на 1 год тюремного заключения, заменённого позже на общественные работы. В первый раз о. Сергий был арестован. В октябре 1920 года отец Сергий ещё не до конца отбыл наказание по предыдущему делу, и срок его принудительных работ не истёк. Власти¸ однако, и не собирались ждать и уже в августе начали подготовку второго ареста. Чекистами был завербован некто из близкого окружения батюшки или из активных прихожан. Его имени в деле нет, он называет себя «Сотрудником». Все его донесения датируются серединой и второй половиной августа. Скорее всего, он был уроженцем, или, по крайней мере, старожилом села, был близко знаком со всеми арестованными и не вызывал у них враждебных чувств и недоверия. В деле содержатся машинописные копии его донесений. Например: 12 августа 1920 года – священник ведёт контрреволюционную агитацию, распространяет книги; 29 августа 1920 года – в церкви ещё есть хоругви в тёмных местах, до сих пор не сняты портреты Николая II, а священник Никитский ходит с крестным ходом по домам, призывает к церкви, а от власти отзывает.

Остальные пятеро, оказались задержаны лишь потому, что имели контакт с батюшкой: в донесении от 15 августа 1920 года идёт речь о пяти контрреволюционерах.

По утверждению «Сотрудника», Николай Николаевич Данилин – «беспартийный крестьянин, кулак, ведёт контрреволюционную агитацию».

Кузнецов Александр Сидорович – член правления и казначей Малаховского общества потребителей. «Выступать открыто не может, но его краткое выступление на общих собраниях всегда звучит резко и враждебной критикой по адресу Советской власти. Имеет связь с теми же лицами, что и Попов, адрес Южный проспект, дача Шапошникова № 52. Года два тому назад Кузнецов возлагал большие надежды белогвардейцам победить и повалить Советскую власть, тогда он открыто вёл агитацию, но сейчас весьма осторожен и как будто бы старается пристроиться к новому строю, с этой целью он не нуждается в общественной работе, создал в посёлке О-во животноводства».

Фриденберг Виктор Эрнестович – «беспартийный и без всяких убеждений саботажник до кончиков ногтей. Где раньше служил, сведений нет, а ныне старший инструктор советской школы в Малаховке. Когда свободно шла усиленная агитация партии, публично выступал на общем собрании граждан села Ухтомского. На политические и общественные темы в Малаховке не выступал».

Вейде Эдуард Егорович – «бывший коммерсант фирмы Вейде и Шульц на Мясницкой, жулик, спекулянт и черносотенец, 48 лет. Ныне – председатель Малаховского общества потребителей. Скрытный враг Советской власти примазался к кооперативным делам».

«Сотрудник» предполагал, что все означенные лица составляют контрреволюционный кружок в посёлке. При этом улики против арестованных отсутствовали. К судьбе о. Сергия не остались равнодушными прихожане Владимирского храма. 26 октября они написали прошение в ЧК с просьбой отпустить батюшку «на поруки».

Продержав арестованных в заключении около недели, их стали вызывать на допросы. Первым допросили Фриденберга, после чего немедленно отпустили.

Далее был допрошен о. Сергий Никитский. Суть его ответов сводится к следующему: «Против советской власти никакой деятельности не веду, никакой литературы не распространяю, кроме той, которая продаётся. Я сам и Церковный совет следим за тем, чтобы литература не была бы двусмысленного содержания. Никогда никакой контрреволюционной агитации не вёл и не веду». Другие задержанные дали показания в том же ключе. В выписке из протокола это общее дело названо «Делом Никитского», что подтверждает первоначальные намерения властей попытаться обезглавить очередной церковный приход.

Все арестованные вскоре допроса были официально освобождены. Повод нашёлся – третья годовщина Великого Октября. 8 ноября 1920 года следователь Московской Чрезвычайной комиссии распорядился прекратить дело. Но фактически они протомились в камере ещё более месяца и вышли на свободу лишь в декабре 1920 года. Все арестованные были полностью реабилитированы в 2002 году.

Виктор Эрнестович Фриденберг продолжил свою работу в школе.

Среди его учеников были детская писательница Софья Могилевская, композитор Павел Барчунов, а также героически погибший узник Бухенвальда Юрий Ломакин.

Дарья Давыдова, зав. научно-просветительским отделом Музея п. Малаховка (подразделение МУК "Музейно-выставочный комплекс" г.о. Люберцы)

Публикации нашего канала составлены на основе фондов Музея п. Малаховка (подразделение МУК "Музейно-выставочный комплекс" г.о. Люберцы)
Tags: Коммунисты и Русский народ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments