Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Categories:

О жадном купце Кандырине и Красковской земской больнице


Около ста лет назад Торговый дом купца Кандырина славился на всю Москву солидным выбором мужского, дамского и детского белья. Его фирменные магазины и склады размещались в Петровском пассаже, Верхних торговых рядах, на Рождественке и Никольской улице, других престижных местах. У Митрофана Александровича Кандырина состояние было немалое. Однако, скупой по характеру, суровый и хозяйственный, Кандырин деньги особенно не тратил, набожным не был, милостыню нищим не подавал. Чуждо ему было меценатство.

Только вскоре всё перевернулось. Несчастье обрушилось на него. Заболела его любимая жена, а затем и тихо преставилась. В газете «Московский листок», в номере от 10 июня 1897 года было опубликовано сообщение, обведённое траурной рамкой, что 8 июня после продолжительной болезни скончалась Мария Сергеевна Кандырина, проживавшая в Малаховке на даче господина Шпигеля. Горе Кандырина было неописуемым. Захотелось ему сделать что-то такое, чтобы навсегда сохранилась память о его безвременно усопшей супруге. Но что? Назвать именем Марии магазин? Мелко и эгоистично. Возвести на её могиле сказочный мавзолей? Но кладбища со временем зарастают, гробницы рушатся, а потом землю распахивают или застраивают.

Мучимый сомнениями, обратился он за советом к священнику ближайшей церкви, что в селе Краскове..

– Доброе дело сделаешь, – сказал ему тот, – душу свою успокоишь и сельчанам великую пользу окажешь, если построишь в сей местности богоугодный приют для бедных, сиречь больницу. Это и будет нетленная память о рабе божьей Марии Сергеевне.

Священник знал, что советовал. В округе на много вёрст не было ни одной лечебницы. Не было ни одной акушерки для принятия родов.

Дальнейшие события красочно описаны в газете «Московский листок» весной 1898 года: «Малаховка, 27 мая. На днях в селе Краскове, находящемся близ полустанка «Малаховка», была совершена закладка больницы, сооружаемой потомственным почётным гражданином М. А. Кандыриным в память своей супруги Марии Сергеевны, скончавшейся здесь же на даче в прошлом году. Больница будет помещаться <…> в деревянном крытом железом здании; она будет устроена на пять коек, содержание которых будет производиться за счёт земства <…>. Рядом с больничными палатами будет находиться амбулатория для приходящих больных и помещение для акушерки-фельдшерицы. При здании больницы отдельно будут устроены кухня и прачечная. Местность для устройства этой больницы, в количестве одной десятины, пожертвована местным помещиком князем Оболенским и крестьянами… Первые камни были положены настоятелем церкви с. Краскова отцом Смирновым, устроителем больницы М. А. Кандыриным, его родными и представителями от земства». Митрофан Александрович продолжал опекать своё детище и дальше. Летом 1901 года при больнице была открыта новая большая амбулатория. В 1915 году лечебница располагала уже 15 койками, зарегистрировано 24112 посещений. Умирая, Кандырин завещал своему сыну не останавливать благотворительность. До нас дошёл интересный документ - постановление Московского уездного земского собрания 1906 года. В уездную управу поступило заявление от Николая Митрофановича Кандырина. Исполняя волю своего покойного родителя, он пожелал внести на постройку школы в Токарёве 5000 рублей и был до самой революции её попечителем.

Вновь открытую больницу возглавил врач Михаил Самойлович Леоненко. Он – сын крестьянина села Лесконоги Черниговской губернии, родился в 1870 году. С 14 лет ему приходилось самостоятельно зарабатывать деньги уроками. В 1895 году окончил, несмотря на все трудности и лишения, медицинский факультет Московского университета. По окончании ему представилась полная возможность остаться при Глазной больнице в Москве, но он обратился за предоставлением ему места в Московский уезд, так как его больше привлекала работа по организации земской медицины в деревне. Первым местом работы Леоненко в Московском уезде были Мытищи, где проработал три года.


Михаил Самойлович Леоненко.

В августе 1898 года решено было открыть больницу в селе Краскове. Уездный Санитарный совет избрал Леоненко заведующим. Красковская больница была открыта в октябре 1898 года. Вначале она представляла из себя одно здание, в котором помещались не только отделения больницы, но и квартиры персонала. Штат работников был: один врач (Леоненко), фельдшерица-акушерка, кухарка, сиделка, дворник – то есть всего 5 человек. Больница сразу начала обслуживать большое число крестьянских селений не только по Московскому, но и по Бронницкому и Богородскому уездам, так как была расположена на границе этих трёх уездов. Кроме сельского населения, обращались в Красковскую больницу рабочие с Люберецкого завода и с Раменской и Михневской фабрики, несмотря на то, что там имелись свои больницы.

Леоненко принялся за расширение и организацию Красковской больницы. Завоевав некоторый авторитет среди населения, он постарался привлечь местный капитал к строительству больницы. Таким образом удалось выстроить и организовать одну из лучших в Московском уезде больниц. Через год после открытия была построена амбулатория и, таким образом, больница расширилась до 12 коек. Был увеличен штат, приглашён второй врач, фельдшерица, сиделка. Через 3 года выстроен заразный барак на 8 коек, и так почти каждый год Красковская больница расширялась в своём строительстве. К 1912 году были возведены все здания, которые теперь входят в состав больницы, а именно: общий госпиталь, родильное отделение, заразный барак, кухня, амбулатория, здание для персонала, электрическая станция и ещё несколько домов для персонала. Общее число штатных коек дошло до 62, а фактически всегда лежало 70 – 75 человек. Штат доведён до 41 человека. Больница начала оказывать почти все виды квалифицированной помощи. Благодаря наличию прекрасной операционной возможно было развить хирургическую и гинекологическую работу. Была организована лаборатория. В конечном своём виде больница оказалась совершенно достаточной, чтобы без отказа удовлетворять всем нуждам населения.


Коллектив больницы.

Помимо общественной работы по строительству медицины в уезде и участке, Леоненко принимал участие в 1904 – 1905 году в деятельности Крестьянского союза, бывшего тогда подпольной организацией. Один из Всероссийских съездов этого союза был организован в его квартире.

С самого начала, кроме медицинской работы, Леоненко привлекала работа по поднятию общего культурного уровня крестьянской и рабочей массы населения. В 1908 году у него созрели мысли создать в нашей местности среднюю школу для совместного обучения мальчиков и девочек. Несмотря на трудности, ему удалось организовать общество устройства этой школы.

Михаил Самойлович Леоненко по тому времени был крупным специалистом-терапевтом и оказывал безотказно разностороннюю медицинскую помощь населению во всех необходимых случаях. Он проводил все срочные операции при аппендицитах, глазные операции, принимал роды, выезжая по деревням. Отсутствие в то время автомеханизированного транспорта не давало возможности направить больного на консультацию в Москву, а отсутствие в то время телефонной связи не давало возможности связаться с московскими коллегами по срочным консультативным вопросам. Приходилось все вопросы, касающиеся жизни человека, решать одному. Электричества тогда ещё не было, и оперировать приходилось при керосиновой лампе. Выезжая по деревням на срочные вызовы, Михаил Самойлович оставлял больницу на попечение своей верной помощницы – жены Елены Константиновны, которая была одной из первых слушательниц фельдшерских курсов, открытых при Старо-Екатерининской больнице (ныне МОНИКИ) и по окончании этих курсов с 1898 года также работала в Красковской больнице фельдшерицей.

Адрес, преподнесённый Леоненко по случаю 10-летия службы: «Земские врачи – одни из немногих подвижников на русской земле. Это люди, которые, будучи дипломированными интеллигентами, имея возможность устроить себе жизнь в городе, среди всех его приманок, среди удобств для занятия наукой, предпочли городу деревню, с её тёмными, неприглядными сторонами. Мы были свидетелями того, как Вы всего себя, без остатка, отдали любимому делу. Кто сосчитает, сколькими жизнями обязано Вам окрестное население! Мы хотим <…> прикрепить Вас к себе, к той земле, на которой Вы трудитесь, и с этою целью собрали между собою скромную сумму, которая да поможет Вам создать в Краскове свой уголок». Среди подписавшихся: Чебышевы, А. Орловцев, Ф. Шпигель, Н. Д. Телешов.

Из воспоминаний Юрия Алексеевича Бахрушина (сына А. А. Бахрушина): «Доктор Леоненко в любое время дня и ночи, по первому вызову садился в свою утлую таратайку и ехал порой за десятки верст, чтобы помочь недужному крестьянину или принять новорожденного в деревенской избе. За всё это его боготворило местное население, да и в московских врачебных кругах его имя пользовалось не только известностью, но и авторитетом. Неоднократно доктору Леоненко делались выгодные предложения перейти на работу в Москву, но он упорно от них отказывался, не желая покидать «своих» больных.

Как-то кто-то из родителей спросил его, соответствует ли истине ходившая в Малаховке о нем легенда. Он улыбнулся: «Дело было так… Еду я к больному поздней осенью, часа в два ночи, дождь моросит, под колесами грязь чавкает, зги не видать, лошадёнка еле тащится. Вдруг откуда-то из-за кустов вырастают три внушительные фигуры. «Стой! Руки вверх». Ну что ж? С такими не поспоришь! Остановился, поднял руки. Ну, естественно, подавай, что у тебя есть. Отдал кошелек, бумажник, обручальное кольцо, часы золотые. Стали шарить в тарантасе, извлекли оттуда саквояж с хирургическими инструментами – я принимать у роженицы ехал, – он тяжёлый, в нем что-то звенит. Тут я взмолился, говорю: «Друзья мои, в этом мешке ничего интересного для вас нет – могу вам его открыть, в нем докторские инструменты, а они мне нужны больных лечить!». Вдруг слышу, они зашушукались: «А ты кто такой?» – «Доктор». – «А фамилия как?» – Я назвал свою фамилию. Старший свистнул: «Э! ребята, это не годится! Подавай все вещи обратно. Это наш доктор – его обижать нельзя». Мигом мне были возвращены все отобранные вещи. На прощанье они мне «напутствие» сделали, когда я уже тронул лошадь. «Эй, доктор, – раздалось из темноты, – ты вот что: коли тебя кто останавливать будет вроде нас, сразу говори: «Едет доктор Леоненко», – тебя ни один человек не тронет. Смотри, не забудь, что говорю». Ну вот, казалось бы, и всё. Приехал я к больной вовремя, сделал всё, что надо, и возвратился домой. Уже дома, думаю, дай проверю, что в бумажнике-то осталось, помню, было в нём рублей тридцать пять. Смотрю, что за притча! – кроме моих денег, там еще две сотенные бумажки запихнуты. Это значит, старший-то мне и сунул эти деньги, не то на бедность, не то в благодарность. Ну, куда их девать? Объявление в газете не дашь. Подумал, подумал, тут у меня кой-какие больные нуждающиеся были, я и употребил их в дело. Вот и всё».

Из автобиографии М. С. Леоненко: «В уезде я проработал 32 года. Я продолжал работать до 1926 года, когда болезнь и переутомление заставили меня отказаться от дальнейшей деятельности».


Напомним, к 1912 году на территории больницы было возведено порядка 10 зданий. Несколько зданий дореволюционной постройки сохранилось и сейчас.



С весны 2020 года в больнице ведётся лечение от коронавируса COVID-19.


Дарья Давыдова, зав. научно-просветительским отделом Музея п. Малаховка (подразделение МУК "Музейно-выставочный комплекс" г.о. Люберцы)
Tags: История и современность, Россия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment