Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Categories:

Заговор Героев?

31 декабря 1936 года Героями Советского Союза стали (впервые за воинские подвиги) 17 командиров РККА, воевавших в Испании, большинство (11 чел.) были военными летчиками. Троим звание присвоили посмертно. Один из них - лейтенант К. Ковтун (испанский псевдоним - "Ян"), самолет которого в бою над Мадридом был сбит. Летчик приземлился с парашютом на территории франкистов, а вскоре на наши позиции был сброшен на парашюте ящик с изрубленным заживо телом Ковтуна и запиской "Подарок от генерала Франко".

Всего же за весь период войны в Испании геройское звание было присвоено 60 советским военнослужащим. Значительная их часть – накануне войны или в первые дни и месяцы войны! – была объявлена «врагами народа».

Фабриковался очередной грандиозный заговор – «заговор Героев»

Генералы К.А. Мерецков, П.В. Рычагов и И.И. Проскуров, арестованные на второй и третий день войны, судя по всему, должны были стать ключевыми фигурантами громкого судебного процесса, организацией которого НКВД активно занималось в первой половине 1941 года. Все – Герои Советского Союза, участники боевых действий в Испании. Последний из них, генерал-лейтенант авиации Проскуров, в 1939 году перешел с летной работы на должность начальника Разведывательного управления РККА, но незадолго до ареста был снова переведен в состав ВВС РККА.

Вероятно, в ядро «заговорщиков» по этому делу должны были войти все предвоенные руководители Военно-воздушных сил страны. Кроме заместителя наркома обороны СССР, Героя Советского Союза генерал-лейтенанта авиации П. В. Рычагова[1], это дважды Герой Советского Союза генерал-лейтенант авиации Я.В. Смушкевич[2] и командующий войсками Прибалтийского Особого военного округа генерал-полковник А.Д. Локтионов[3] (все трое в разное время возглавляли ВВС РККА).
Среди арестованных – начальник Управления ПВО Наркомата обороны СССР Герой Советского Союза генерал-полковник Г.М. Штерн, начальник Военно-воздушной академии генерал-лейтенант авиации Ф.К. Арженухин, начальник НИИ ВВС, начальник летно-испытательного центра генерал-майор авиации А.И. Филин и другие известные летчики.

Всего же в 1941 году было арестовано около 30 известных в стране военных авиаторов или командиров, имеющих непосредственное отношение к авиации. 8 из них были Героями Советского Союза. Большинство имело опыт боевых действий в Испании, в районе реки Халкин-Гол и озера Хасан или в Финляндии.

Принято считать, что официальным поводом для арестов явилось большое количество ЧП с человеческими жертвами. Действительно в предвоенные годы ВВС РККА ежегодно теряли немало самолетов. В начале 1941 года, когда в летные части стали поступать новые скоростные самолеты, и началось переучивание личного состава, количество катастроф еще более возросло. Объективно все это было вызвано бурным ростом советской военной авиации при недостаточной квалификации летчиков. Однако Кремль пришел к другим выводам. В органах госбезопасности был отфильтрован старый компромат из дел 37-38 годов. После чего, сначала в оперативных справках сотрудников НКВД, а затем и в протоколах допросов, причины автокатастроф стали увязывать с контрреволюционной деятельностью законспирированной антисоветской организацией, возглавляемой героями-летчиками.

10 мая 1941 г. в связи с неудовлетворительной боевой подготовкой Политбюро ЦК ВКП (б) приняло решение о снятии с должностей командующих ВВС Московского и Орловского военных округов Героя Советского Союза генерал-лейтенанта авиации П.И. Пумпура и генерал-майора авиации П.А. Котова. Последнего назначили преподавателем военной академии, и он избежал репрессий. Пумпура же обвинили в неправильном подборе кадров и протаскивании на должность своего помощника еще одного Героя Советского Союза – генерал-майора авиации Э.Г. Шахта. Он, по версии следствия, являлся «подозрительным человеком». Шахт был арестован 30 мая 1941 года, Пумпур – на следующий день.

В предгрозовом июне, помимо упомянутых Г. Штерна и Я. Смушкевича, были также арестованы генерал-лейтенант авиации П.А. Алексеев (пом. командующего ВВС ПриВО), генерал-майоры авиации А.А. Левин (заместитель командующего ВВС ЛенВО), П.П. Юсупов (заместитель начальника штаба ВВС РККА), комбриги А.И. Орловский (командир авиадивизии), И.И. Черний (начальник курсов усовершенствования командного состава ВВС), комдив Н.Н. Васильченко (помощник главного инспектора ВВС РККА) и другие военачальники. Кроме того, были сняты с должностей и лишены генеральских званий бывший начальник Управления кадров ГУ ВВС В.П. Белов и бывший начальник Липецких авиационных курсов И.В. Васильев.

После столь масштабного разгрома авиационных кадров, приведшего к оголению многих ключевых должностей, становятся более понятными и объяснимыми причины (а их немало) практически полного уничтожения нашей военной авиации в первые дни войны[4].

Казалось бы, первые трагические дни войны должны охладить горячие головы инициаторов расправы над авиаторами. Но этого не произошло. Ставка на страх перед репрессиями сохранилась. Вслед за П. Рычаговым и И. Проскуровым, уже после фашистского вторжения были арестованы: командующий ВВС Северо-Западного фронта генерал-майор авиации А.П. Ионов и командующий ВВС Юго-Западного фронта Герой Советского Союза генерал-лейтенант авиации Е.С. Птухин, начальник штаба ВВС РККА генерал-майор авиации П.С. Володин, начальник Военно-воздушной академии генерал-лейтенант авиации Ф.К. Арженухин. Аресты продолжились и в июле: командующий ВВС Западного фронта генерал-майор авиации А.И. Таюрский (8 июля), командующий ВВС Дальневосточного фронта генерал-лейтенант авиации К.М. Гусев (11 июля)[5], начальник штаба ВВС Юго-Западного фронта генерал-майор авиации Н.А. Ласкин (12 июля).

Обращает на себя внимание, что в обвинениях, предъявленных этим генералам, помимо довоенного компромата об их участии в антисоветском военном заговоре, отсутствуют формулировки (помимо общих фраз о преступном руководстве войсками) о халатности и бездеятельности, допущенных в начальный период войны и повлекших уничтожение самолетов. Судя по всему, обвинения тогда еще не были окончательно сформулированы следователями, еще не приобрели своей завершенности…

Вал репрессий в отношении командного и начальствующего состава Военно-воздушных сил усилило неслыханное по своей дерзости событие, произошедшее 15 мая 1941 г. Мало кто знает и сегодня, что задолго до М. Руста немецкий самолет «Юнкерс-52», незамеченный постами наблюдения ПВО вторгся в советское воздушное пространство, беспрепятственно пролетел по маршруту Белосток – Минск – Смоленск – Москва и благополучно приземлился в центре столицы – на аэродроме в районе стадиона «Динамо».

По мнению П. Судоплатова это происшествие явилось последней каплей, переполнившей чашу терпения И. Сталина.

Не исключено, что по одной из версий сценаристов из НКВД, в процессе об очередном крупном «антисоветском военном заговоре» предполагалось задействовать не только авиаторов, но и командующих округов, представителей центральных управлений Наркомата обороны, руководителей военной промышленности, включая наркома боеприпасов И. Сергеева и наркома вооружения Б. Ванникова. Они были арестованы, соответственно, 30 мая и 7 июня 1941 г.

Центральной же фигурой заговора должен был стать один из наиболее крупных военачальников того времени генерал армии Герой Советского Союза К. Мерецков. 22 июня 1941 года – заместитель Наркома обороны СССР, а через день – просто арестант.
Мерецков вписывался в тайные схемы НКВД по всем основным параметрам. Был советником в Испании. Тоже был Героем. А в августе 1940 года достиг вершины – стал начальником Генштаба.

Казалось, что Мерецков обречен. И все же война спутала карты сценаристов кровавого террора. Публичный процесс не получился. Несколько «заговорщиков», в том числе Ванникова и Мерецкова, освободили из заключения в связи со складывавшемся на фронте положением, то есть в связи с острой необходимостью. Большинство же «участников антисоветского военного заговора» уничтожили без следствия и суда.

[1]На момент ареста – слушатель академии Генштаба.

[2] На момент ареста - помощник начальника Генерального штаба по авиации.

[3]На момент ареста – в распоряжении НКО.

[4] В первый день войны было уничтожено около 1200 самолетов ВВС РККА; только в частях ВВС Западного фронта – 738 самолетов, из них 528 на аэродромах.

[5] Это наиболее вероятная дата ареста, называются и другие даты.
Автор Вячеслав Звягинцев
Tags: Коммунисты и Русский народ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Всем Русским воинам

  • Всем, за Отечество павшим...

  • Сутяжный синдром

    Украинские власти подали в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) очередной иск против России, передаёт ТАСС со ссылкой на заявление…

  • Куплю шнурки в "Спортмастере"!

    Украина ввела санкции против компании Sportmaster Operations Pte. Ltd, которая юридически относится к Сингапуру, из-за работы сети магазинов в Крыму.…

  • Кое-что об Алкоголикуле -2

    Владимир Лавров: Ну, были события и в Тбилиси. Это что, генерал Родионов приказал женщин резать лопатками? Вряд ли. Наверное, чтобы бросить войска на…

  • Кое-что об Алкоголикуле

    Николай Бульчук: Сегодня радио «Радонеж» приветствует Владимира Михайловича Лаврова, доктора исторических наук, нашего постоянного автора, любимого и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments