Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Category:

Мороз и вредители.

К примеру, преступление жителя Андреевского района Западной области (ныне – Смоленская обл.) Б.В. Мясоедова выразилось, в частности, в том, что он, состоя в правотроцкистской контрреволюционной группировке, «работая в леспромхозе, с целью вредительства выморозил питомник и оставлял в лесу невывезенной древесину для гниения».

В августе 1937 г. Спецколлегия Западного областного суда приговорила его и еще 5 человек к тюремному заключению сроком на 10 лет. Прокуратура опротестовала этот приговор в Верховный Суд РСФСР, он был отменен за мягкостью наказания, и при повторном рассмотрении всех шестерых обвиняемых, в том числе Бориса Владимировича Мясоедова, суд приговорил к расстрелу.

Наш прославленный летчик Валерий Павлович Чкалов погиб 15 декабря 1938 года при проведении первого испытательного полета на самолете И-180 конструкции Н.Н. Поликарпова. Основная причина авиакатастрофы, согласно выводам, сделанным комиссиями 1938 и 1955 годов – «отказ мотора в результате его переохлаждения».

В акте комиссии 1955 года отмечалось: «Поликарпов ответственен за то, что разрешил первый полет на опытном самолете, совершенно не подготовленном к полету при низких температурах воздуха: отсутствие жалюзей, регулирующих охлаждение мотора. Чкалов ответственен за то, что, имея богатый опыт эксплуатации истребителей в различных температурных условиях, согласился лететь без жалюзи. Во-вторых, знал, что полет без жалюзи ненадежен, но понадеялся на свое искусство пилотирования: выполнял полет по большому кругу в таком удалении от него, что в результате отказа матчасти не мог спланировать на аэродром без мотора. Переохладив мотор при планировании, Чкалов не смог воспользоваться им и не дотянул до аэродрома…»[1] .

Сразу после катастрофы были арестованы заместитель Поликарпова конструктор Д.Л. Томашевич, директор завода № 156 М.А. Усачев, начальник главка Наркомата авиационной промышленности С.И. Беляйкин, начальник Летно-испытательной станции (ЛИС) полковник В.М.Порай и др.

Усачев и Беляйкин были осуждены Военной коллегией 20 июня 1939 года по ст. 58-7 УК РСФСР (вредительство) на 15 лет лагерей каждый, Порай – на 10 лет лагерей. Томашевич по указанию Л.П. Берии был направлен в «шарашку» (ЦКБ-29), осужден в мае 1940 года на 10 лет лишения свободы.

Многочисленные аресты полярников связывают не только с общей ситуацией в стране, но и с реально неудачной навигацией 1937 года. Отправленные по указанию О.Ю. Шмидта по Северному морскому пути караваны транспортных судов, в том числе обычного, а не ледового класса, из-за ранней зимы , сильных морозов, неразберихи и головотяпства чиновников, а также из-за отсутствия полноценной ледовой авиаразведки[2] , оказались в ледовом плену. В арктических льдах зазимовал, оказавшись в принудительном дрейфе, практически весь флот Главсевморпути – свыше двадцати транспортных судов и три ледокольных парохода – «Садко», «Г. Седов» и «Малыгин».

Оценка сложившейся ситуации была типичной для тех лет – «вредительство». Так началась тотальная чистка исследователей Арктики…

В 1937 году под каток репрессий попало практически все руководство Главного управления Севморпути во главе с заместителем начальника Н.М. Янсоном и руководителем Гидрографического управления П.В. Орловским.

Руководителя Главсевморпути О.Ю. Шмидта не тронули, хотя он, по мнению исследователей, был одним из виновников заморозки арктического флота.

Было арестовано также немало сотрудников и руководителей Арктического института - Р.Л. Самойлович, Н.Н. Урванцев, М.М. Ермолаев и др.

В «шпионско-диверсионную группу», возглавляемую начальником Гидрографического управления П.В. Орловским, по версии НКВД, входили: его заместитель по научной части Н.И. Евгенов, начальник гидрографического сектора Е.С. Гернет, начальник сектора навигационных характеристик П.К. Хмызников и начальник сектора ограждения Ю.К. Петров[3] .

Все они , кроме Орловского, являлись бывшими морскими офицерами.

Несколько слов о каждом из фигурантов этого дела.

Николай Иванович Евгенов – один из самых выдающихся советских полярных исследователей. Он совершил в Заполярье более двадцати морских походов, был ведущим лоцманом трассы Северного морского пути.

Евгений Сергеевич Гернет - гидролог, гляциолог. Его разработками в картографии и гидрографии пользовались полярные экспедиции и полярные летчики. Гернет - автор оригинальной теории оледенения Земли[4] . После ареста Гернета его карты стали именовать вредительскими, но по-прежнему использовались.

Павел Константинович Хмызников – участник многих полярных экспедиций, часть из которых возглавлял. В 1923 году в составе экспедиции на ледоколе «Малыгин» организовывал строительство радиостанции на Новой Земле.

Юрий Константинович Петров – прекрасный полярный штурман, не раз ходил по арктическим морям на «Ермаке» и «Малыгине». На момент ареста возглавлял сектор навигационного ограждения Гидрографического управления Главсевморпути.

В чем же выразилась их вредительская деятельность?

По версии НКВД, Орловский, как руководитель контрреволюционной организации, в 1937 году организовал по заданию германской разведки «проводку судов по трассе Северного морского пути по вредительски неправильно составленным навигационным картам и лоциям, с таким расчетом, чтобы суда затирались льдами, либо садились на подводные камни и отмели».

Евгенов, по версии следствия, оказался резидентом английской разведки, которой передавал «секретные военно-морские карты..., сведения о состоянии военно-морских сил».

Хмызникова же, и Гернета, следователь решили сделать японскими шпионами. Они, якобы, передавали японцам «секретные материалы гидрографических экспедиций, морские карты и лоции трассы Северного морского пути».

Перечитывая этот бред, основанный на признательных показаниях арестованных, несложно предположить, как они были у них вырваны.

Особое совещание НКВД СССР 23 декабря 1939 года вынесло решение: Орловскому и Евгенову – по 8 лет лагерей, Хмызникову, Гернету и Петрову – по 5 лет.

В сентябре 1943 года П.К. Хмызников скончался в лагере.

Е.С. Гернет отбывал наказание в Казахстане, работал в колхозе счетоводом. Когда срок ссылки истек, в августе 1943 года, Гернет собрался выехать в Казань к дочери, но умер от инфаркта прямо на улице.


В заключение остается сказать, что в письме от 24 августа 1935 года, которое хранится в архиве Максима Горького в Москве о Е.С. Гернете сказано: «Он из тех людей, которым человечество скажет спасибо за то, что они жили на свете». В полной мере эти слова можно отнести и к другим героям нашего очерка.

[1] Надзорное производство ГВП № 47860-38.

[2] Почти все самолеты были брошены на поиски бесследно исчезнувшего С.А. Леваневского.

[3] Надзорное производство ГВП № 47517-38.

[4] Гернет Е.С. Ледяные лишаи. Токио, 1930; 2-е издание - М., 1981.
Автор Вячеслав Звягинцев
Tags: Коммунисты и Русский народ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment