Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Палачи и убийцы



Загадки и странности продолжились и после провозглашения приговора. Многие требовали его отмены (моряки Кронштадта, левые эсеры, присяжный поверенный В.А. Жданов).

Ночь перед расстрелом
В ночь с 21 на 22 июня 1918 года состоялось экстренное заседание последней инстанции – Президиума ВЦИК, который отклонил все жалобы и ходатайства об отмене приговора.

Щастный перед расстрелом успел написать восемь предсмертных записок. Приведу лишь две, адресованные матери, жене и детям:

«Дорогая моя мать!

Пусть будет тебе утешением, что сын твой отошел за отцом в лучший мир, ничем не запятнанный и со спокойной совестью. Пригрей моих детей, которые твоему материнскому чувству восполнят утрату меня. Крепко, крепко тебя обнимаю. Неси бодро свой крест, ниспосланный тебе в последние месяцы. Душевно любящий тебя Щастный».

«Дорогая моя жена Нина и нежно любимые дети Лев и Галина. В этот час я благословляю вас и призываю мужественно нести бремя жизни. Тебе, дорогая жена, я поручаю тяжелую, но благодарную миссию вывести детей в люди, как это понимает наш христианский долг. Я скорблю лишь о том, что обязанности отца перед малютками-детьми мне не суждено было выполнить, исполнить то, что видел на примере моего покойного отца и что лично мне не привел Бог дать в своей жизни. Пусть дети вырастут в уверенности, что их отец ничем не запятнал себя и своего имени и то же им заповедал. Я мысленно горячо вас обнимаю и прижимаю к своей груди и желаю долгой и счастливой жизни, в устроение которой для тебя, жена, и вас, дети, я хочу верить. Так будьте же добры в жизни, здоровы и исполнены веры в лучшие времена устроения человеческой жизни. Душевно любящий вас муж и отец А. Щастный».

Единственный, кто получил разрешение на последнее свидание, был присяжный поверенный Жданов. От него корреспонденты и узнали о предсмертных словах Алексея Михайловича:

- Смерть мне не страшна. Свою задачу я выполнил - спас Русский Балтийский флот.

Командующего расстреляли во дворе Александровского училища.

Газеты сообщали, что «Щастный оставался спокойным до конца, был убит двумя залпами».

Более подробно об обстоятельствах расстрела рассказал командир расстрельной команды Андриевский: «Вижу – стоит одинокая фигура... В штатском, на голове белеет фуражка. Лицо симпатичное, взволнованное. Смотрит в глаза. Понравился он мне. Я говорю:

- Адмирал. У меня маузер. Видите – инструмент надежный. Хотите, я застрелю вас сам.

... Видимо, от слов моих ему стало жарко. Снял фуражку, отер платком лоб. Молчит и только мнет свою белую фуражку...

- Нет! Baшa рука может дрогнуть, и вы только раните меня. Лучше пусть расстреляют китайцы. А так как тут темно, я буду держать фуражку у сердца, чтобы целились в нее.

Китайцы (по другим данным - латышские стрелки - Авт.) зарядили ружья. Подошли поближе. Щастный прижал фуражку к сердцу. Видна была только его тень да белое пятно фуражки… Грянул залп...».

После расстрела Андриевскому поступил устный приказ из Кремля: «зарыть в Александровском училище, но так, чтобы невозможно было найти».

Приказ был исполнен. Место захоронения Героя неизвестно до сих пор.

(по другим данным - Щастный был тайно захоронен в районе села Всехсвятского в безымянной Братской могиле)

После казни родственники обратились с просьбой о выдаче телa для перевоза и захоронения в фамильном склепе на Украине.

Последовал отказ. Нo супруга продолжала обивать пороги.

В одном из прошений в ЦИК она писала: «С покорнейшей просьбой обращаюсь я в Исполнительный комитет о выдаче тела мужа моего Алексея Щастного для погребения, …доставить тело за мой счет на Братское кладбище (военное) при селе Всехсвятском в какое найдено будет удобным время для переложения его праха в имеющий быть приготовленным на кладбище металлический гроб и для предания тела земле в присутствии назначенных властей и в час, который будет признан для сего более подходящим. Никакого креста кроме надписи («раб божий Алексей») на дощечке я обязуюсь не ставить».

Разрешение подобного рода прошений входило в компетенцию Малого Совнаркома, и он с пониманием отнесся к безутешному горю вдовы. Разрешение на выдачу тела было получено при условии, что «погребение будет обставлено скромно».

Когда же на следующий день она прибыла в Кремль, ей сообщили что решение пересмотрено. Яков Свердлов отменил резолюцию на документе и наложил свою: «Постановление, изложенное на обороте сего, аннулировать и все действия, которые предпринимаются Вами в направлении данного вопроса, нужно приостановить».

Почему был наложен запрет на выдачу тела?

Причины – понятны. Это боязнь большевиков, что имя Щастного будет использовано как символ в борьбе с ними, а его перезахоронение выльется в политическую акцию.

А вот некоторые последующие шаги и действия, связанные с именем Щастного, остаются неясными.

В апреле 1924 года председатель губисполкома Волыни Кин направил заместителю председателя Реввоенсовета Республики М.В. Фрунзе секретное письмо:

"В Волынский губисполком явилась гражданка Александра Константиновна Щастная и заявила, что ее сын бывший адмирал Алексей Михайлович Щастный по распоряжению Правительства находится в долгосрочной командировке в Америке. Она же (мать гр. Щастного) проживает в г. Житомире, совершенно не имеет средств к существованию и находится в весьма бедственном положении.

В свое время (1923 г.) тов. Раковским было дано предписание лично бывш. Пред. Волгубисполкома т. Николаенко об оказании помощи матери Щастного. В данное время, не имея законного основания, в выдаче пособия отказано, а посему просьба сообщить имеющиеся у Вас сведения по данному делу на предмет обеспечения семьи упомянутого гражданина"[1] .

Кину ответили, что Щастный расстрелян. Но вопросы остались.

Почему Христиан Раковский, один из наиболее посвященных в тайны большевиков деятелей, а по некоторым данным – агент, еще до революции завербованный немцами, в 1923 году лично дал указание «об оказании помощи матери Щастного»?

Что за этим стояло? Совесть заговорила? Или что-то еще. До конца неясно. Но документ можно рассматривать как косвенное признание большевиками невиновности Щастного, расстрелянного по причине прикосновения к их тайне и оказавшегося поэтому в эпицентре революционного смерча.

[1] РГВА, ф. 33987, on . 2., д. 190, л.301.

Мемориальные доски погибшим морякам в Морском соборе Кронштадта, поставленные своим сыновьям Свободной Россией. Здесь есть и имя А.М. Щастного.

Автор Вячеслав Звягинцев.
Tags: Коммунисты и Русский народ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment