Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Categories:

Люди в белых халатах...

Сульфозин - взвесь серы в персиковом масле. Вводился инъекционно. Вызывал резкие болевые ощущения и подъем температуры на несколько часов, иногда - на сутки. Все зависело от дозы. В те времена этот препарат был официальным лекарством и неофициальным телесным наказанием. Проблема состояла также и в том, что препарат могла сделать медсестра по собственной инициативе, а то и по просьбе санитарки "наказать" пациента, который отказывался выполнить грязную работу по отделению. Об этом все знали - и никто не говорил. С помощью cульфозина можно было на несколько дней приковать пациента к койке. Называлось это "сделать серу в четыре точки".
Точки - два укола в ягодицы и два - под лопатки. После этого пациент от боли не мог шевельнуть ни рукой, ни ногой.

*
Если я и могу гордиться хоть чем-то за время моей работы в больнице, так это достаточно бескомпромиссной борьбой с этими медицинскими экзекуциями. Не скажу, чтобы коллеги меня понимали.

*
Вот А.К., зав отделением, с упоением рассказывает, как к ней в отделение попал гнусный человек, распространявший о ней порочные слухи. Он рассказывал, что видел ее с горкомовским чиновником в ресторане "Жемчужина". Не Бог весть какой компромат, но...

Зато уж мы его полечили! - с торжеством говорила А.К. - ох, полечили! Аминазин и сульфозин! Аминазин и сульфозин! Месяц головы не поднимал!

*
А вот интеллигентный знаток живописи, не чуждый христианства Е.С. объясняет мне, что страдание очищает душу. И именно в таком очищении - духовный смысл применения сульфозина. Особенно, если применяют его в отношении людей, морально развращенных, к примеру, при лечении наркоманов. А вот и один из лучших психиатров больницы убеждает меня в том, что наркоманы САМИ ПРОСЯТ сделать им "серу", поскольку это облегчает им абстиненцию.

*
Среди ночи на дежурстве меня вызывают к больному. Температура - 40. Мой первый вопрос - что, сделали сульфозин? Нет, что вы, - глядя мне прямо в глаза говорит сменная сестра, - ему ж не назначено. Я слушаю больного - ни единого хрипа в легких. Ничего страшного, говорю, дайте ему анальгин, пусть спит. Возвращаюсь в комнату дежурных. Через полчаса звонок - температура 41, больной едва не кончается! Прихожу в отделение. Жестко говорю медсестре: не скажете мне правду - уйду и напишу рапорт. Сделали, оказывается серу. В четыре точки. Доза - запредельная. Перевели беднягу в реанимацию, надели на голову охлаждающий шлем... К утру больному полегчало. Но мучителей своих сам больной не выдал. Боялся.

*
Вот финальная история. В отделение, где я работал тогда, был направлен пациент. Это был сынок крупного военного. Вел себя сынок, прямо скажем, очень плохо. Справиться с ним в домашних условиях было невозможно. Нет, это не был психоз. Это была формирующаяся психопатия (теперь говорят - личностное расстройство). Я поговорил с пациентом, назначил ему лечение. Потом поговорил еще раз и еще, пытался вникнуть в его семейную ситуацию. В общем, установил с ним контакт.

И тут меня вызывает главный. И велит назначить парню сульфозин в лошадиных дозах. Ему звонил папа пациента, а папе отказать было невозможно. Его надо сковать - говорил главный о моем пациенте - он должен дрожать при одном слове "больница"! Это подонок!
И тут-то я и сказал главному, что никакого сульфозина мой больной не получит. Главный постарался надавить на меня, даже прикрикнул. Результата нет....

Развязка наступила на т.н. общеврачебной пятиминутке (часа два убитого времени!). - До чего дошло! - неожиданно возгласил главный, - психиатр отказывается сделать серу психопату! Публика пришла в волнение. Раздался возмущенный гул - как так можно! Из общего гула возник визгливый голос доктора К., весьма малоприятной дамы: - Кто этот идиот? Пусть он положит диплом!

Я встал и сказал: "Этот идиот - я. Диплом положу только, если так решит квалификационная комиссия. Я не понимаю, почему вам всем так нужны телесные наказания в больнице. Подумайте об этом". И сел на свое место.

Воцарилось молчание. У меня уже была защищена диссертация и вышла первая монография. Мой авторитет в больнице был достаточно высок.

*
И тут главный - сдался ! - Это действительно безобразие! - закричал он, - каждая санитарка назначает серу! Куда вы смотрите, доктора! Угрожаете больному сделать серу в язык! В член! Чуть вам что не понравится - серу! Мы с эти разберемся!

*
Ничего не разобрались. Вплоть до официального запрещения сульфозинотерапии, его кололи пациентам - почем зря. Но в отделении, где работал я, это зло было искоренено. Несмотря на протесты коллег. Смешно, но среди пациентов наркоманов пошел слух, что я сам - наркоман, а потому и защищаю их от сульфозина и, вообще, разговариваю с ними по-людски.
https://borkhers.livejournal.com/1229513.html
Tags: Коммунисты и Русский народ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Коммунары ГУЛАГа

    К началу 1950-х годов в Советском Союзе не осталось, наверное, ни одного крупного города, где бы чекисты не обнаружили молодежной крамолы. В…

  • Остановился весь Минск...

    В 1991 году, 30 лет назад, в Минске в апреле-мае прошла серия многотысячных митингов рабочих. Они начались внезапно 3 апреля в ответ на резкое…

  • Русь.

    Великий Устюг

  • Как господа дворяне постничали...

    «Пост в нашем доме соблюдался строго, – читаем в воспоминаниях В. В. Селиванова, – но по обычаю тогдашнего времени великопостный стол представлял…

  • Русь

  • А ведь было и такое...

    Очень своеобразно увековечил совместный полёт "Союз-Аполлон" народный бурятский художник Лубсан Доржиев (1918–2011) — в традиционной манере…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments