Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Category:

О доброте родной совейской власти. Примеры гуманных приговоров

Жертвами репрессий на территории Алтайского края в годы войны становились и те, кого обвиняли в нарушениях трудовой дисциплины, срыве плана по сдаче хлеба или укрывательстве зерна от властей.

В ноябре 1941 года жители села Огни Усть-Калманского района собрались на встрече в избе колхозника Пожидаева, чтобы обсудить, как лучше спрятать зерно от государства. Как сказано в показаниях председателя колхоза имени Кагановича Анны Спириной, ставших основой обвинительного заключения, крестьяне решили не сдавать зерно целиком, а некоторую малую часть спрятать в отходах, затем просеять и оставить себе на питание, чтобы не умереть зимой с детьми с голоду.
Председателя Спирину все же не стали расстреливать, так её как преступление еще не состоялось, хотя намерение и было, заменив ей первоначальное наказание 10 годами в лагере и последующим поражением в правах на 5 лет.


Крестьянина-бедняка Кузьму Никифорова собирались по первоначальному приговору расстрелять, потому что у него не было зимней одежды. Из-за этого Никифоров в мороз не мог ходить на работу.

— Суд не учел моего преклонного возраста семидесяти лет, моей неграмотности и невежества и лишил меня жизни. Прошу вас сохранить мне жизнь, ведь я тружусь всю жизнь и честно, — говорится в кассационной жалобе Никифорова. После этого обращения областной суд милостиво заменил наказание на десятилетний срок в лагере.

Дело 29-летней жительницы Барнаула Анны Беспятовой стало одним из немногих, которые закрыли за недоказанностью преступления. Съемщицу крутильного цеха меланжевого комбината арестовали в июле 1942 года по доносу соседей по общежитию. Они рассказали, что женщина отказалась повесить над кроватью портрет Никиты Хрущева и порвала его. И хотя в 1941 году у Беспятовой уже был приговор на 4 месяца исправительных работ за 15-минутное опоздание на работу, на этот раз ей повезло: следователь обоснованно решил, что женщину оболгали в связи с неприязненными личными отношениями, и закрыл дело. Дело в том, что газета с этим портретом вышла из типографии уже после того, как её арестовали, что и было доказано в следствии.


Студент барнаульского педучилища Степан Зайцев получил 7 лет лагерей за то, что возмущался платой за обучение.
— Теперь будут учиться только дети коммунистов и тех, кто живет богато. А вот возьми такого, как я. Я не могу дальше учиться, потому что нас двое, а средств нет для обучения, — возмущенно сказал Зайцев на допросе.
Позже свидетели рассказали, что в общежитии он ещё и пел антисоветские частушки, клеветал, что «колхозники сидят голодные», а государство забирает весь хлеб.

На выставке в Государственном архиве Алтайского края представлено около 80 судебных документов. Подавляющее большинство дел возбуждено по статье 58−10 Уголовного кодекса РСФСР об антисоветской пропаганде.

— Под статью 58−10 попадало практически все, особенно слова, — говорит экскурсовод Дарина Шорина.
- Приговоры были стандартные, а вот анкеты, фотографии людей, их личные истории — не повторяются. Мы можем лишь осознать масштабы политических репрессий, но никто не знает о том, сколько на самом деле было репрессированных. Многие люди были реабилитированы: в 1960-х годах начался процесс закрытия и прекращения дел, реабилитация — в 1990-х. Конечно, человека это не возвращало, но это было важно, так как родственникам очень тяжело жить с таким пятном на судьбе. К таким историям невозможно привыкнуть.

Источник:

Автор - Евгений Федоров, sibreal.org
Tags: Коммунисты и Русский народ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments