Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Categories:

Зато с правильной анкетой!

Когда в СССР узнали, что американцы готовятся отправить в космос женщину-астронавта Джерри Кобб, то тут же приступили к организации женской космической группы. Космическая гонка с США набирала обороты: нельзя было позволить, чтобы американская женщина оказалась на орбите раньше нашей. В начале 1962 года стартовал отбор кандидаток. Искали парашютистку в возрасте до 30 лет, ростом до 170 сантиметров, весом до 70 килограммов, с хорошей физической подготовкой. В результате из сотен желающих были отобраны пять кандидатур: Жанна Еркина, Татьяна Кузнецова, Валентина Пономарева, Ирина Соловьева и Валентина Терешкова.

Проверяли девушек не только на физическую, но и психологическую устойчивость. Одним из самых суровых испытаний была сурдокамера – комната, полностью изолированная от звуков, где каждая кандидатка должна была провести 10 дней.

В итоге из пяти претенденток была выбрана Валентина Терешкова. И, хотя остальные девушки не уступали ей по результатам тестов (Терешкова занимала последнее место), Валентина имела два больших преимущества: она происходила из семьи рабочих и хорошо умела выступать перед публикой – все это было важно для будущего космонавта, которому предстояло представлять Советский Союз на международной арене.

Решающий момент наступил 16 июня 1963 года. В 12 часов 30 минут по московскому времени состоялся запуск космического корабля «Восток-6» с Валентиной Терешковой на борту. За несколько секунд до того как ракета оторвалась от стартовой площадки, Терешкова процитировала фразу из поэмы Маяковского «Облако в штанах»: «Эй, небо, сними шляпу!» Как и знаменитое гагаринское «Поехали!», эти слова навсегда вошли в мировую историю.

Первая женщина-космонавт провела на орбите почти трое суток, совершив 48 оборотов вокруг Земли.
Но не все было гладко. Во время полета Терешкова испытывала сильную тошноту и почти не притронулась к еде. Кроме того, до последнего не было ясно, сможет ли она в случае необходимости вручную посадить корабль.

«С Терешковой разговаривал несколько раз. Чувствуется, что она устала, но не хочет признаться в этом. В последнем сеансе связи она не отвечала на вызовы ленинградского ИПа. Мы включили телевизионную камеру и увидели, что она спит. Пришлось ее разбудить и поговорить с ней и о предстоящей посадке, и о ручной ориентации. Она дважды пыталась сориентировать корабль и честно призналась, что ориентация по тангажу у нее не получается. Это обстоятельство всех нас очень беспокоит: если придется садиться вручную, а она не сможет сориентировать корабль, то он не сойдет с орбиты. На наши сомнения она ответила: «Не беспокойтесь, я все сделаю утром». Связь она ведет отлично, соображает хорошо и пока не допустила ни единой ошибки», – писал Николай Каманин.

Вдобавок ко всему на борту обнаружилась серьезная техническая неисправность, из-за которой полет Терешковой едва не закончился трагически. Во время очередного сеанса связи она сообщила, что при попытке пилота направить корабль на снижение, он, наоборот, начинал подниматься.

«Дело в том, что в автоматической программе корабля была допущена какая-то неточность, а скорее оплошность: он был сориентирован так, что вместо того чтобы осуществлять систему спуска, его орбита, напротив, поднималась. И я вместо Земли улетала «туда». Эту ошибку в первые же сутки я заметила и доложила Сергею Павловичу, а он и Юрий Гагарин держали со мной связь», – рассказывала Терешкова журналистам.

Впрочем, это происшествие она держала в тайне долгие сорок лет: после приземления Королев умолял ее никому ничего не говорить, и она, конечно, послушалась. И лишь после того как бывший заместитель Королева, конструктор Евгений Шабаров обнародовал правду, Терешкова тоже нарушила обет молчания.

К счастью, в автоматическом режиме все системы работали, как надо, поэтому проблем с приземлением не возникло. Вернее, почти не возникло. Катапультировавшись на высоте семи километров, Терешкова наконец увидела Землю, но совсем не обрадовалась. Женщина пришла в ужас: внизу под собой она увидела большое озеро. «Первая мысль: Господи, послали одну женщину, и надо же будет угодить в воду!» – смеялась она потом.

На самом деле, конечно, на такой случай она много раз отрабатывала приводнение. Но ветер унес парашют в сторону, и в итоге «Чайка» (таким был ее позывной) приземлилась в полях Алтайского края. Посадка была жесткой: Терешкова сильно ударилась лицом о гермошлем. Местные жители помогли ей снять скафандр, накормили картошкой и напоили кумысом. После трех дней пищевого расстройства делать это было категорически нельзя, но Терешкова не удержалась, за что позднее получила разнос от Королева. Вид ее тоже был довольно непрезентабельным: из-за удара о шлем она разбила нос, а под глазом у нее красовался большой синяк.

Полет сильно изнурил Терешкову, но в целом ее состояние на протяжении всей миссии медики оценивали как удовлетворительное. Самой большой проблемой оказались нарушения «вегетативного характера».
В тот период за медицинское обеспечение советской космической программы отвечал доктор медицинских наук, основоположник космической биологии и медицины Владимир Яздовский. В своих исследованиях он отмечал, что женщины «хуже переносят экстремальные нагрузки космического полета на 14-18-е сутки менструального цикла». По этой причине во время отбора претенденток тщательно изучался даже этот фактор – ведь менструация оказывает очень большое влияние на организм женщины. Старались подгадать так, чтобы полет Терешковой пришелся на благоприятные дни цикла, однако из-за задержки старта и сильного переутомления соблюсти предусмотренный врачами режим полета не удалось.
После этого СП произнес знаменитую фразу: "Пока я жив, больше ни одной бабы в космосе!" - так и вышло.
Источник канал "Мир 24"
Tags: Коммунисты и Русский народ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments