Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Categories:

Да здравствует советский суд, самый гуманный суд в мире!

«За такие приговоры судей самих судить надо»

Утверждают, что эти слова Н.С. Хрущев произнес в раздражении в связи с вынесением в 1961 году мягкого, по его мнению, приговора валютным спекулянтам Рокотову, Файбишенко и Яковлеву[1] .

Об этом деле в СМИ сообщалось широко. А вот о том, что тогда же по указанию Хрущева была проведена масштабная чистка судейских рядов, не появилось ни одной публикации. Да и сегодня доступных для исследователя сведений об этих судебных процессах нет.

Впервые о чистке в рядах советского правосудия автору удалось прочесть в докладной записке Хрущева, направленной 19 февраля 1962 года в Президиум ЦК КПСС. В этом документе предлагалось создать Комитет партийно-государственного контроля в связи с распространением взяточничества, в том числе в судах и прокуратурах. «За два последних года, – говорилось в записке, – привлечены за взятки только в Москве и Московской области ряд прокуроров, следователей и членов московского городского и областного судов, народных судей и адвокатов»[2] .

На следующий день, 20 февраля, Указом Президиума Верховного Совета СССР был расширен круг отягчающих обстоятельств за взяточничество и увеличены размеры санкций, вплоть до смертной казни, с конфискацией имущества. 29 марта того же года во все парторганизации было направлено закрытое письмо ЦК партии «Об усилении борьбы с взяточничеством и разворовыванием народного добра». А на ноябрьском (1962 г.) Пленуме ЦК КПСС Хрущев заявил:

- Мы должны создать такую общественную атмосферу, при которой жуликам, ворам и взяточникам невозможно было бы совершать свои преступные махинации.

Принятию перечисленных документов предшествовал целый ряд крупных судебных процессов над судейскими, прокурорскими, милицейскими работниками московского региона, а также адвокатами-посредниками и взяткодателями.

Суды эти начались в конце 1961 года, их было проведено более десятка, но по причине закрытости все удалось сохранить в тайне.

Завеса секретности была приподнята только в десять лет назад бывшим судебным секретарем Дзержинского районного суда Москвы Н.Д. Луковцевой[3] . А в следующем году ее рассказ был положен в основу документального фильма «Дело судей. Капкан для Хрущева».

Луковцева проходила в качестве обвиняемой, а затем и подсудимой, лишь по одному из групповых дел. Поэтому восстановить реальную картину в полном объеме без изучения судебных материалов довольно проблематично. Но пока они недоступны. Поэтому расскажем о том, что удалось выяснить об этом деле на сегодняшний день.

Следствие именовало его «делом Столярчука».

Борис Столярчук – это работник Дзержинской районной прокуратуры, а затем – городской прокуратуры. С момента его ареста, произведенного летом 1960 года, все, собственно, и началось…

При аресте и обыске у Столярчука изъяли записную книжку, в которой обнаружили значительное число фамилий и телефонных номеров его подельников. Ему прямо в камеру принесли пишущую машинку, и он сам напечатал список фигурантов будущего дела – более ста фамилий судей, адвокатов и работников прокуратуры.

Коррупционная схема была следующей. Подсудимым (как правило, это были крупные работники торговли и подпольные «цеховики») районные суды за хищения и другие преступления корыстной направленности назначали серьезные наказания (10-15 лет лишения свободы), а в Мосгорсуде срок снижали до 3-5 лет. Естественно, за взятки. Суммы составляли от 15 до 20 тысяч дореформенных рублей. Заказы принимались только от доверенных и проверенных в деле лиц, которых сегодня называют «решалами». Это были родственники, друзья, знакомые. В число посредников входило несколько адвокатов и работников правоохранительных органов. Непосредственно на судей выходили Луковцева, ее сестра Ирина Миморская, которая работала в Управлении юстиции г. Москвы и являлась женой Столярчука, сам Столярчук либо кто-то еще из их круга.

Первые преступные эпизоды, в которых участвовала Луковцева, были связаны с осужденными директорами крупных московских магазинов Клейнбергом, Терлецким и Бухальцевым.

Так, Израиль Клейнберг был осужден нарсудом на 25 лет лишения свободы. Луковцева встретилась с его родственницей и предложила в кассации «скостить» срок до 3 лет. Стоимость услуги составила 20 тыс. рублей. Вопрос положительно решили через заместителя председателя Мосгорсуда В. Иванову. Доля Луковцевой составила 10%, то есть две тысячи рублей.

Так продолжалось несколько лет. Н.Д. Луковцева вспоминала:

- Ничего не боялись. Брали в открытую. Чуть ли не во дворе суда. Нам даже предлагали дать объявление в газете: «облегчаем участь за вознаграждение». Когда начались аресты, я даже не пыталась избежать ответственности. Потому что мы это заслужили.

Массовые аресты начались вскоре после составления Борисом Столярчуком списка своих подельников. Действовали оперативно. В течение двух недель в следственных изоляторах оказалось более сотни человек. Их брали прямо в помещениях судов, снимали с поездов в пути следования, вытаскивали из постелей…

Следствие также провели оперативно. Работала большая группа следователей прокуратуры, оперативных работников МВД и КГБ СССР.

Всего, по некоторым данным, нуждающимся в уточнении, тогда было арестовано и осуждено более 400 чел.

Следствию не удалось объединить всех выявленных взяткодателей, посредников и взяткополучателей в одну организованную преступную группу. По воспоминаниям Луковцевой, их «судили партиями, всего набралось около 20 групп, в каждой примерно по 20 человек». В ее группе подсудимых было 27 человек. Среди них – заместитель председателя Мосгорсуда, прокурор Калининского района г. Москвы, начальник следственного отдела Дзержинского района г. Москвы…

По словам самой Нины Дмитриевны, суд определил уголовное наказание женщинам от трех до пяти лет лишения свободы, мужчинам – до 10 лет. Столярчук получил десятку. После выхода на свободу свел счеты с жизнью…

[1] Они были приговорены Мосгорсудом к лишению свободы, но после вмешательства Н.С. Хрущева и принятия 1 июля 1961 г. Указа «Об усилении уголовной ответственности за нарушение правил о валютных операциях», Верховный Суд РСФСР, нарушив фундаментальный принцип права, приговорил их к смертной казни.

[2] АП РФ. Ф. 3. Оп. 55. Д.23 Л. 10-13.

[3] «Мы не брали взятки с убийц и насильников». Московский комсомолец, 10 декабря 2010 г.
Автор Вячеслав Звягинцев
Tags: Коммунисты и Русский народ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Антисоветский агитатор

    Александр Крылов — сын учителя из села Ряхова Ковровского уезда Владимирской губернии (ныне Камешковский район Владимирской области). Александр…

  • Против власти никогда не шла...

    Мария Лактионова — крестьянка из села Гнездилово, ныне Фатежского района Курской области С 1914 по 1918 год состояла послушницей в Казанской…

  • Герой Советского Союза, уехавший на такси к американцам

    Г.С. Антонов Почему фронтовики-победители совершали побеги за границу? Из приговоров по таким делам – это не всегда понятно, поскольку в…

  • Лютый враг совейской власти

    Прасковья Сапрыкина — из села Теляжье Мало-Архангельского уезда Орловской губернии. Окончила сельскую школу. Инвалид с детства, "хромоножка". В…

  • Как украинець в Артеке побывал

    С начала конфликта между нашими странами, а также "отделение от Украины" Крыма, все объекты, которые перешли в Россию, находятся под пристальным…

  • Совейская Россия во мгле

    Площадь В.В. Маяковского. Здание концертного зала им. П.И. Чайковского Самый центр столицы, в десяти минутах от Кремля! Сравните с сегодняшним днем…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment