Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Category:

Как губернатор в тюрьму ходил


В тюрьмах были собраны представители камер. К политическим зашел сам, т. к. всякое соприкосновение с другими не допускалось, только в храмах во время богослужений. Кратко сообщил положение дел и обещал сообщать чрез Начальников тюрем все новости.

Высказал уверенность, что заключенные не осложнят дела. Они дали свое каторжное и арестантское слово.

Попутно сообщу 2 случая за краткое время губернаторства и мое поведение, как в 1900-1904 г.г., так и будучи Губернатором, ибо также держали себя и члены моей семьи. Bo все работы, на которые брали помощь в мои квартиры, а потом и в дом губернатора, брали каторжан. Вся семья и прислуга обращались с ними как с равными. Я часто посещал каторгу один, а в церкви на богослужениях и с семьёю.

Вскоре по вступлении в должность Губернатора, не предупредив никого, я был в каторжной на литургии, внес хору 50 руб. , разрешив купить гражданские ноты. Официальный инспекторский осмотр и опрос претензий по камерам. Настоял, чтобы никто со мной в камеры не входил, двери закрывались, а "глазок" - отверстие в двери - задвигался доской. Обычно все шло хорошо, особых претензий не было.

Раз подходим к одной камере в 30 или 40 человек, не помню. Начальник тюрьмы и тюремный Инспектор просят разрешения дверь не зарывать. Отказываю. Просят отставить глазок открытым. Отказываю. - В чем дело, господа?

- Есть подлежащий плетям, случай за последние годы - первый. Чтобы отсрочить наказание, может что-либо сделать. Тогда новый судебный процесс и приостановка плетей: суд может заменить, по совокупности, продлением каторги.

- Который по счету от входа в камеру?
- Спасибо, что предупредили.
- Посредине 15-й, наружность такая-то.

Вошел, чувствую какую-то напряженность во всех. Спокойно прохожу до середины, но не близко, а подальше, почти у противоположной стены. Поздоровался. - Меня предупредили, что грозит опасность. Но я отказался от мер предосторожности. Многие из вас знают хорошо и меня, и мою семью, кроме хорошего от меня и семьи не видели. Я верю всем людям… В чем дело?

Указанный каторжанин, недавно, сравнительно, прибывший, но уже возбудивший сотоварищей наглостью, делает быстрое движение вперед - я быстро к самой стене. Но он уже схвачен за руки и плечи и окружен остальными.

- Не сдержал слова, мерзавец, данного каторге!

Вижу, дверь открыта и входят сопровождающие.
- Господа, я просил мне не мешать, покиньте нас, и глазок и дверь закройте.

Ну, какая же у Вас претензия? На кого именно? Что хотели сделать? - Не давите так на руки и шею. Хотел Вас только ударить, ни за что, оттянуть порку, я, как и Вы, дворянин, не хотел перенести позора и злорадства каторжан. Лучше продление срока, лучше смерть, - но не позор, не розги, - Зарыдал. Пустите, я ничего не сделаю, я своего достиг - будет новый суд. - Ну, друзья мои, страдальцы, спасибо, что и меня, и его спасли; отпустите, я ему верю.

Заговорил старшина камеры: - Ваше Превосходительство, отец наш родной, не позорьте всю каторгу, затушите дело, он обманул каторгу, и мы своим судом осудим.
- Дайте слово, что физически он не пострадает.
- Об такого мерзавца рук не замараем.
- Верю.

Отворил двери. - Господа, напрасная с вашей стороны была тревога. Все дело разъяснилось.

Г-н Инспектор и Ваше Превосходительство, господин Прокурор, не откажите быть у меня завтра, даже нет, сегодня в 6 часов вечера с делом этого заключенного, обсудим, нельзя ли заменить розги чем-либо иным. Он был, правда, горяч, но хотел только просить об этом. За горячность посадите его, господин Начальник тюрьмы, в карцер, на хлеб и воду на 3 дня, и на внеочередные работы, на 5 нарядов.

Заключенный пошатнулся - не выдержали нервы - и упал в обморок. - Отнесите в лазарет и помните обещание каторги. Розги отменили, заменив карцером и усилением работ. Через месяц. Тот же заключенный просил меня вновь в каторгу. - Ушлите, куда хотите, но чтобы не знала каторга. Больше не могу выдержать. Сам просил Начальника тюрьмы посадить меня в карцер.

- В чем же дело? От розог Вы освобождены. Своего слова каторга не нарушила? - Нет, но полное одиночество на всю жизнь в этой тюрьме, а я приговорен на 5 лет. На меня не плюют, но со мной ни слова. При встречах - плевок вслед, а многие еще и добавят: "А еще дворянин. Опозорил каторгу. "

Таков приговор "суда каторги"! Удалось перевести в другую тюрьму, более строгую, и замести его след. Вот, что значит честь каторги!

Н.А. Ордовский-Танаевский. Воспоминания. Глава "Тобольский Губернатор"
Tags: История, Россия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments