Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Подвиги англичан на Белом море, смех да горе...


Герой нашего повествования Генри Купер родился в 1825 году
и 15-летним юношей поступил на флот. Начав службу юнгой 2 класса,
он к середине XIX века дослужился до боцмана и в начале 1854 года состоял в этой должности на шлюпе королевского флота «Miranda». Новый, только что вступивший в строй деревянный трехмачтовый корабль наряду с парусным вооружением имел паровую машину, приводившую
во вращение гребной винт. Полное водоизмещение корвета составляло около 1500 т. Артиллерийское вооружение состояло из 14 36-фунтовых пушек, установленных по обоим бортам верхней палубы.
С началом войны артиллерию корабля усилили еще двумя 92-фунтовыми орудиями. Его экипаж насчитывал свыше двухсот матросов и офицеров.
В марте 1854 года Великобритания и Франция, поддержав Турцию, объявили России войну, которая вошла в историю как Восточная,
или Крымская.
Через три месяца после начала военных действий «Miranda» в составе эскадры из десяти кораблей отправилась к берегам России.
Но не на Черное море, а на Белое. Когда в июне 1854 года «Miranda»
под командованием 35-летнего Эдмунда Лайонса-младшего
(сын заместителя командующего срединоземноморской эскадрой контр-адмирала Э. Лайонса) покидала военно-морскую базу в Плимуте, отправляясь к берегам Русского Севера, на ее борту произошел трагический случай. Во время приветствия командира порта взрывом разорвало пушку, используемую для салютов (возможно, артиллеристы заложили двойной заряд пороха. — Авт.). Одному из матросов взрывом оторвало обе руки и воздушной волной выбросило за борт. Г. Купер,
не раздумывая, бросился в воду и спас искалеченного моряка, держа
его на плаву, пока не подоспела помощь.

В конце июня англо-французская эскадра под командованием командира британского фрегата «Eurydice» Эрасмуса Омманея вошла в Белое море
и приступила к блокаде русского побережья. Пользуясь отсутствием русского военного флота, союзники задерживали, грабили и топили торговые суда, а также подвергали бомбардировке прибрежные селения. 22 июня (4 июля) три английских корабля пытались высадить десант
на о. Мудьюг, но были обстреляны двумя полевыми батареями
и ружейным огнем. Упорное сопротивление не позволило союзникам высадить десант и провести корабли к Архангельску.
Через две недели неприятельские корабли снова показались в Белом море, на этот раз у Соловецкого монастыря. Силы обороняющихся были ничтожны. Монастырь защищали 53 человека воинской инвалидной команды, вооруженные старыми ружьями, и несколько сотен ополченцев. На берегу соорудили батарею с двумя 3-фунтовыми пушками, а по стенам и башням расставили еще восемь орудий. Военные запасы обороняющихся «впечатляли». Согласно позднейшим данным, установленным военным министерством, в монастыре оказалось
«20 пудов пороху, копья и множество бердышей и секир времен Федора Иоанновича» (русский царь Федор Иоаннович, сын Ивана Грозного.)
6 (18) июля в 8 ч утра к острову подошли два английских паровых корабля — «Brisk» и «Miranda». Став на якорь, они принялись с помощью флагов передавать какое-то сообщение. В монастыре никто не знал «сигнальной азбуки», и требования англичан остались без ответа. Немного подождав, оба корабля приступили к методичному обстрелу монастырских сооружений. Командир «Miranda» Э. Лайонс, чтобы повысить эффективность артиллерийского огня, подвел свой корабль поближе
к берегу. Такую наглость русские артиллеристы ему не простили.
Как только «Miranda» вошла в зону досягаемости 3-фунтовых береговых пушек, фейерверкер В. Друшлевский метким выстрелом проделал пробоину в английском корвете. Это попадание стоило жизни одному
из матросов, еще один получил ранение. После такого урока капитан «Miranda» отвел свой корабль на почтительное расстояние, после чего экипаж полдня устранял полученные повреждения. Матросы под командой боцмана Г. Купера потратили немало сил, чтобы заделать пробоину и откачать воду.


На следующий день, 7 (19) июля, к берегу подошла английская шлюпка под парламентерским белым флагом. С нее защитникам монастыря передали письмо, в котором говорилось, что такого-то числа «…была пальба по английскому флагу. За такую обиду комендант гарнизона через 3 часа с получения сего обязан лично отдать свою шпагу». Далее командующий эскадрой Э. Омманей требовал безусловной сдачи «всего гарнизона». В случае отказа следовала угроза бомбардировки монастыря. Архимандрит Александр, естественно, не имел никакой шпаги и просто ответил отказом, уличая англичан во лжи. Он писал, что на русских не было вины в стрельбе по английскому флагу, так как защитники монастыря стали отстреливаться только после третьего ядра, выпущенного в них.
В ответ оба корабля в течение девяти часов беспрестанно обстреливали монастырь. В некоторых местах им удалось повредить крепостные стены
и башни, но огромные валуны, из которых были построены оборонительные сооружения монастыря, выстояли. Монахи, богомольцы и население острова проявили большую стойкость и присутствие духа. Они даже не прятались от вражеских бомб, а остались в монастыре
и назло неприятелю прошли крестным ходом по крепостной стене.
К вечеру того же дня бомбардировка утихла, и на следующий день,
8 (20) июля, английские корабли ушли в море. Последний раз они появлялись в районе Соловецкого архипелага 10 сентября 1855 года.
Получив отпор у стен Соловецкого монастыря, «Brisk» и «Miranda» целый месяц разоряли побережье Белого моря. На счету их экипажей были столовая посуда и церковная утварь, шелковая одежда и жемчужные украшения. В Кандалакше, обыскав в поселении все дома, англичане забрали молоко и яйца, изъяли у жителей три пуда семги и другую провизию. Матросы не поленились и выдергали на крестьянских
огородах всю репу.

В другом месте десантный отряд из 80 человек, подойдя к берегу
на шести шлюпках, поджег деревянное здание Онежской портовой таможни с примыкавшим к нему флигелем, всеми постройками и соседними тремя домами, в которых проживали таможенные чиновники
и служащие. Операцией лично руководил командующий эскадрой
Э. Омманей. При этом «молодой, лет 17-ти офицерик, сын какого-то генерала», удивил местных жителей «выстрелами из пистолетов под крышу таможни», производимыми без всякого смысла. Стоимость зданий, сожженных врагом на Кий-острове, оценивалась в 1950 руб.
«По заботливости неприятеля» от огня уцелели только дом конторы компании Онежского лесного торга и Лесная биржа, принадлежавшие английским купцам.
В начале августа, уже в одиночку, «Miranda» появилась у заполярного города Кола, расположенного в самом дальнем углу Кольского залива (недалеко от современного Мурманска). Архангельский военный губернатор Р. П. Бойль (Боиль) не имел ни сил, ни средств, ни желания оборонять «заштатный» северный городишко. Вместо пушек и солдат
он прислал сто ружей, два пуда пороха, шесть пудов свинца и бумагу
на патроны для раздачи жителям города. Не имя возможности помочь материально, военный губернатор решил помочь советами.

«Мне известно, — писал в своем обращении губернатор, — что Кольские жители — народ отважный и смышленый, а потому
я надеюсь, что, и в случае недоставки по коим-либо причинам орудий
в гор. Колу, они не допустят в свой город неприятеля, которого
с крутых берегов и из-за кустов легко могут уничтожить меткими выстрелами…».
Завершалось послание оптимистическим пожеланием:

«Да поможет вам бог нанести стыд тому, кто покусится на вас напасть».

10 (22) августа 1854 года «Miranda», пройдя по Кольскому заливу, встала на якорь напротив Колы. С нее спустили шлюпку, на которой лейтенант
С. Бакли доставил требование англичан о немедленной сдаче города.
В случае отказа командир шлюпа Э. Лайонс обещал начать бомбардировку. Находившийся в это время в Коле по делам службы адъютант Архангельского губернатора лейтенант А. М. Бруннер принял
на себя командование гарнизоном. На ультиматум Лайонса сдать Колу
он ответил решительным отказом. Жители города единодушно поддержали своего начальника. Они твердо решили пожертвовать всем имуществом, а если потребуется и жизнью, но не сдаваться неприятелю, какие бы условия он не предлагал. Все, кто мог носить оружие, стар
и млад, становились в ряды защитников города. На помощь инвалидной команде из 70 человек пришло все мужское население Колы.
В третьем часу ночи с 10 (22) на 11 (23) августа английский корабль начал бомбардировку Колы и громил ее в течение двадцати часов, в результате чего город почти полностью выгорел. В огне пожара сгорели Воскресенский собор, 92 жилых дома, хлебный, соляной и винный склады, а также другие строения. Пожар полностью уничтожил старинный Кольский острог. От всего города уцелело только 18 домов:
три, прикрытых от снарядов каменной церковью, в центре, и 15 ветхих лачуг, защищенных возвышенностью и находящихся в дальнем конце Колы. «Miranda» чуть сама не сгорела от учиненного ею же пожара. Начавшийся прилив потащил корвет прямо к пылающему городу.
Узкие берега Кольского залива усиливали мощь приливной волны,
и, приказав спустить второй якорь, Лайонс с большим трудом удержал свой корабль в каких-то трехстах метрах от берега.
Действиями матросов, направленными на предотвращение пожара, руководил боцман Г. Купер. На «Miranda» срочно убрали паруса
и принялись непрерывно поливать палубу забортной водой.
В любой момент ветер мог перенести горящие обломки на корабль
и поджечь его. Только грамотные действия экипажа и закончившийся прилив спасли его от пожара.

Наряду с артиллерийским обстрелом англичане несколько раз пытались высадить десант. Команда матросов, возглавляемая лейтенантом
Д. Макензи, отчалив от борта корабля, к берегу так и не пристала. Стрелковый огонь защитников Колы не позволил английским морякам высадиться на сушу.
О победе над «русским портом Колой», или даже «столицей русской Финляндии», лондонские газеты писали с большим удовольствием,
тем более что никаких других лавров северная английская эскадра
не приобрела. Прав оказался архангельский военный губернатор.
Сегодня англичанам должно быть стыдно. Стыдно за то, что в пламени пожара погиб громадный деревянный собор Воскресения Христова, созданный русскими мастерами еще в 1681 году. Построенный
из необычайно толстых бревен, он был самым грандиозным сооружением того времени на берегу Ледовитого океана. Собор отличался оригинальностью конструкции — он состоял из трех соединенных вместе церквей. С севера стояла Георгиевская церковь, с юга Никольская,
а в центре — церковь Воскресения Христова. Крест главного купола возвышался над землей на 38 м (высота 12-этажного дома).
Кроме колокольни, деревянный собор имел 23 главы (собор в Кижах имеет 22). По описаниям, он не имел равных в течение 170 лет.
И вот в среду, 11 (23) августа 1854 года, в половине восьмого вечера
его не стало.
После войны Г. Купер, как и весь экипаж «Miranda», получил медаль «Балтика 1854–55» (Северная эскадра действовала в интересах Балтийской эскадры союзников). Что вспоминал он, глядя на медаль? Тяжелый воинский труд? А может, восстановительные работы
у Соловецкого монастыря или мокрую палубу «Miranda» у горящего русского города Колы? Все может быть. Но величественный русский храм, пожираемый пожаром, он наверняка запомнил на всю жизнь. Уничтожив Колу, «Miranda» зашла в становище Лицу, захватила там шхуну купца М. Базарного, после чего вышла в море и больше у русских северных берегов не появлялась.
Источник журнал "Гангут"
Tags: Война. Победа. История.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Сисян и дедушка Зю

    В КПРФ продолжается внутрипартийная борьба за лидерство, жертвой чего мог стать неудавшийся кандидат в Госдуму Павел Грудинин. Обрекая Грудинина…

  • Извольте заплатить

    Власти Крыма подсчитали сумму ущерба, причиненного пятью блокадами Украины: водной, энергетической, транспортной, продовольственной и банковской.…

  • Русь

    Памятник реке Лене в Олекминске. 2015 год

  • Полярники, покорители Севера. С зимовки в ГУЛАГ.

    Николай Иванович Евгенов (1888-1964) - один из самых выдающихся советских полярных исследователей. В прошлом веке важнейшее значение имела ныне…

  • Месть лысого Кукурузника

    В октябре 1963 года, Никите Хрущеву доложили о выполнении его личного поручения: у русской жены московского корреспондента французской Le Monde…

  • Америка, небось

    Новониколаевск, Метромост через Обь /Фёдор Филатов

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment