Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Categories:

Немецкие шпионы


Командир 51-й стрелковой дивизии генерал-майор Петр Гаврилович Цирульников (1900—1985)

По состоянию на 22 июня 1941 года прославленная Перекопская дивизия, которую возглавлял Цирульников, дислоцировалась в районе Дунайской дельты. Начало войны было для комдива и его подчиненных успешным. Полки, вслед за разведывательно-диверсионными подразделениями НКВД, на кораблях Дунайской флотилии высадились на румынском берегу. 26 июня над центральным собором румынского города Килия был водружен Красный флаг. Но затем начались тяжелые оборонительные бои, в ходе которых ряды дивизии существенно поредели.

В первых числах октября дивизия вела бои на правом фланге 9-й армии, отступая от Мелитополя в направлении Мариуполя. К 7 октября 1941 года все дивизии этой армии оказались в окружении.

9 октября 1941 года генерал Цирульников был пленен. Меньше чем через месяц ему удалось бежать из лагеря для военнопленных, расположенного в Днепропетровской области. 11 ноября 1941 года он вышел в расположение частей Красной Армии. А еще через три месяца – 18 февраля 1942 года[2] – его арестовали по обвинению в преступном руководстве войсками и потере управления дивизией.

В январе 1944 года генерала исключили из рядов РККА. К этому времени он уже два года находился в заключении. Его вынудили признаться не только в том, что он не принял мер к выходу дивизии из окружения и бросил на произвол судьбы людей и материальную часть, но и в том, что вел себя в плену «изменнически и на допросах выдал немецкому командованию известные ему данные о численном составе 51-й дивизии, ее вооружении, боеспособности, задачах и месте действий».

Заявлению Цирульникова о том, что он бежал из плена не поверили и пытались доказать, что он был завербован германскими разведывательными органами, которые и направили его обратно.

Генерал категорически это отрицал. В результате его продержали в заключении без суда и следствия более десяти лет. Военная коллегия приговорила Цирульникова 24 марта 1952 года по ст. 193-17 п. «б» УК РСФСР к 12 годам исправительно-трудовых лагерей, лишению воинского звания «генерал-майор» и правительственных наград. А еще через год – 28 июля 1953 г. – реабилитировала за отсутствием состава преступления. Так что назначенный срок наказания Цирульников отбыл почти полностью


Начальник автобронетанковых войск 18-й армии генерал-май­ор танковых войск Николай Дмитриевич Гольцев (1897-1942)

Гольцев попал в плен в августе 1941 года, через две недели – бежал. До расположения своих войск он добрался 1 октября. Но радость возвращения была недолгой. Сотрудники особого отдела начали придирчиво выяснять обстоятельства пленения генерала, а партийная комиссия – причины утраты партбилета. Затем последовал арест.

Н.Д. Гольцева обвинили в сдаче про­тивнику г. Каховки, неоказании помощи частям 296-й стрелковой дивизии, попавшей в окру­жение, а также в том, что он сам «сдался в плен к врагу, не оказав со­противления»[3].

Ни по одному из пунктов предъявленного ему обвинения генерал виновным себя не признал. Тем не менее, он оказался под № 10 в представленном И.В. Сталину «Списке лиц, подлежащих суду по 1-й категории». Запись по поводу его ареста одна из самых лаконичных: «Без сопротивления сдался немцам в плен. Сознался»[4].

В чем сознался?

В том, что попал в плен? Или в том, что не оказал при этом сопротивления фашистам? Непонятно. О сдаче Каховки и неоказании Гольцевым помощи частям 296-й стрелковой дивизии – вообще ни слова. Если напротив фамилий других арестованных генералов указывались хотя бы фамилии лиц, чьими показаниями они были изобличены, то в деле Гольцева нет даже этого. То есть, доказательств его вины, пусть и полученных известными методами, не было вообще. Поэтому и приняли решение направить материалы дела не в суд, а на рассмотрение Особого совещания при НКВД СССР, которое постановило расстрелять Гольцева по обвинению в измене Ро­дине. Приговор был приведен в испол­нение 23 февраля 1942 года.

Н.Д. Гольцев посмертно реабилитирован Военной коллегией 17 сен­тября 1955 года.


Командир 85-й стрелковой дивизии генерал-майор Александр Васильевич Бондовский попал в плен 21 июля 1941 года. 26 июля он бежал из колонны пленных и 16 сентября добрался до своих. 21 октября того же года вновь попал в плен и вновь бежал. Вышел к расположение советских частей 24 декабря 1941 года. Бондовский успешно прошел спецпроверку, после чего преподавал на курсах «Выстрел», а затем был назначен командиром 324-й стрелковой дивизии. Был тяжело ранен, потерял правую руку.

Бывшего командира 6-го стрелкового корпуса (до 19 августа 1941 г.) генерала Ивана Ивановича Алексеева арестовали 14 декабря 1941 года за то, что, оказавшись в окружении, 22 сентября попал в плен. Как и Гольцеву, ему удалось бежать во время этапирования военнопленных в Полтаву и 11 октября 1941 года перейти линию фронта.


На допросах в Особом отделе фронта его вынудили признаться в том, что в сентябре 1941 года «в силу преступного руководства войсками потерял управление и, поддавшись панике, самоустранился от командования», в результате чего части корпуса попали в окружение. К этому приплюсовали пораженческие настроения Алексеева, которые особисты успели выявить в период между освобождением генерала из плена и его арестом. В частности, согласно материалам дела, он заявлял, что ресурсы страны истощены и дальше вести войну бесполезно, так как Советский Союз неизбежно потерпит поражение. Между тем, Алексеева, в отличие от Гольцева, не расстреляли и даже не судили. Всю войну он провел в заключении, а в конце 1946 года был отпущен на свободу и восстановлен в воинском звании.

Аналогичным образом поступили в отношении бывшего командира 36-го стрелкового корпуса Юго-Западного фронта генерал-майора Павла Васильевича Сысоева. Он вступил в командование корпусом 23 июня, а через несколько дней корпус попал в окружение и понёс большие потери. 11 июля при попытке прорыва Сысоев был контужен и попал в плен. Генерал скрыл свое имя, выдавая себя за рядового бойца, поскольку был в гражданской одежде. Побег ему удалось совершить из лагеря, расположенного в Польше, только в августе 1943 года. Перед этим он взорвал лагерный склад с оружием. В Белоруссии Сысоев собрал и возглавил группу партизан, а потом более полугода воевал в партизанском соединении дважды Героя Советского Союза генерал-майора А.Ф. Федорова, став его помощником.


25 апреля 1944 года Сысоева арестовали и обвинили в потере управления войсками в бою у Шепетовки. Федоров характеризовал Сысоева с самой лучшей стороны и это обстоятельство, видимо, было учтено при решении вопроса о его дальнейшей участи. В 1946 году дело, заведенное в отношении генерала, было прекращено.


1. Командир 49-го стрелкового корпуса Сергей Яковлевич Огурцов бежал из плена в апреле 1942 г., выпрыгнув из следовавшего в Германию эшелона, воевал в партизанском отряде, погиб в бою в октябре 1942 года.

[2] Так по документам, фактически – раньше.

[3] Надзорное производство ГВП № 38456/42. Л. 13.

[4] Архив Президента РФ. Ф. 3. Оп. №24. Д. №378. Л. 196-211.

Автор Вячеслав Звягинцев
Tags: Коммунисты и Русский народ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments