Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Category:

Из Царской России до наших дней


ГОРЕТОВСКАЯ ШКОЛА

В церковной ограде Спасского храма в Андреевке есть памятник-часовня, построенный в 1880 году. Внутри горит свеча, на памятнике имя — Модест Яковлевич Киттары и эпитафия: «И делал он благое дело, надеясь, веруя, любя». Первого технолога России помнят в наших краях не как выдающегося учёного-химика, а как народного просветителя. На свои деньги он основал в Горетовке школу, которая прослужила местным жителям более ста лет.



Имя Модеста Киттары широкой публике известно мало, поскольку занимался он тем, что соединял «чистую» науку с производством. Разрабатывал для русской промышленности технологии: винокурения, производства крахмала, переработки жиров, выделки кож для солдатских сапог, крашения набивных ситцев, сушения овощей в русской печи (за что получил Большую золотую медаль Вольного Экономического общества в 1860 году). А ещё он писал книги по товароведению и аналитической химии и заведовал (по просьбе купцов-промышленников) кафедрой технологии в Московском университете.



В Москве профессор Киттары жил в Чудовском переулке, но душа его тянулась к земле. В 1868 году он купил у вдовы помещика Гуляева крупный участок земли — сельцо Новое при деревне Горетовке. Место было выбрано не случайно. К нашим краям его привязывали родственные узы. По соседству в Андреевке жила сестра Модеста Яковлевича — Софья Виноградова (в девичестве Киттары), супруга преподавателя Тверской семинарии действительного статского советника Виноградова. Из Андреевки же происходила и вторая жена профессора — Александра Дмитриевна, дочь здешнего крупного землевладельца Дмитрия Неронова.

На своей земле, лежащей в 36 верстах от Москвы и в четырёх верстах от станции Крюково Николаевской железной дороги, Киттары устроил образцовое крестьянское хозяйство — с правильным севооборотом, удобрениями. Завёл крупный рогатый скот и домашнюю птицу. Здесь он акклиматизировал альпийскую рожь и разводил её для внедрения в передовые хозяйства.

Бедность крестьян соседних деревень не оставила равнодушной московского профессора. Чтобы улучшить их быт и дать возможность крестьянам заработать деньги, Киттары устроил в своём имении заводы и «разные мастерства». Тогда же задумал он учить деревенских детей, уже получивших азы образования в приходской школе. В многодетных крестьянских семействах у ребятишек (особенно у старших) зачастую не было возможности учиться. Едва освоив грамоту, они становились к плугу или к станку — в помощь родителям. Об их образовании и радел профессор Киттары.

В то время у него ещё не было средств, чтоб построить здание училища и нанять учителей, но это его не остановило. Модест Яковлевич организовал учёбу ребятишек у себя на дому. Для обучения Закону Божьему пригласил местного священника, а для преподавания других предметов — свою сестру.

В течение трёх лет в этой домашней школе обучалось девять мальчиков, а затем она закрылась из-за того, что сам профессор в деревне не жил, а его сестра не отличалась крепким здоровьем и не могла давать уроки постоянно.

Однако энергичный и деятельный учёный своей затеи не оставил, и в 1877 году возобновил проект. Теперь он подошёл к делу основательно: для школы построили отдельное деревянное здание — в полуверсте от деревни, неподалеку от реки Горетовки. Профессор купил классную мебель и учебные пособия. Вскоре с позволения училищного совета в селе Новом открылось одноклассное училище. А при нём приют для одаренных детей на 20 человек. Все расходы по обучению и содержанию воспитанников Модест Яковлевич брал на себя.

В первый набор в школу зачислили 42 ученика, а через год — ещё больше. Позже по образцу училищ Министерства народного просвещения школу Киттары преобразовали в двуклассную. Изучали в ней русский и церковно-славянский языки, арифметику и геометрию, историю, географию, естествознание, черчение, чистописание и конечно Закон Божий.

В 1879 году в Новинско-Горетовское училище был назначен новый законоучитель — выпускник Вифанской духовной семинарии Иоанн Муравьев. Здесь он зарекомендовал себя с лучшей стороны, и через год был рукоположен в священника в Спасский храм в Андреевке, настоятелем которого стал впоследствии. Но преподавания в училище не оставил. Более того его неоднократно награждали за учительские труды и «за особые старания и прекрасные успехи преподавания Закона Божия».



Сам профессор не раз посещал классы и экзамены, контролировал обучение. Вскоре его училище стало одним из лучших в Московском уезде. Но замыслы учёного этим не ограничивались. Модест Яковлевич понимал, что сельским детям нужна не только грамота, но и ремёсла. Поэтому в 1880 году он хотел открыть при училище ремесленные классы.

Свое намерение Киттары исполнить не успел — в марте 1880-го учёного не стало. Похоронили его в Андреевке на церковном кладбище близ Спасского храма, прихожанином которого он был. И поставили на могиле памятник-часовню.

Предчувствуя скорую кончину, Модест Яковлевич позаботился о будущем Новинско-Горетовского училища: в завещании поручил душеприказчикам внести 10 тысяч рублей в Министерство народного просвещения с условием, чтобы оно приняло его школу в своё ведение и содержало на собственный счёт. Кроме того, он завещал министерству десятину земли и здание училища со всем имуществом в нём.

Увы, процентов с капитала не хватило. Тогда душеприказчик Киттары — муж его сестры, преподаватель Тверской семинарии Виноградов обратился в Министерство народного просвещения с просьбой в память о заслугах покойного профессора поддержать училище и выделить на его содержание дополнительную сумму. Его просьбу уважили.

С разрешения Министерства двуклассное училище в сельце Новом вновь открылось 1 января 1881 года. На его содержание отпускали 675 рублей вдобавок к процентам с капитала, завещанного учёным. Открытие началось с панихиды по усопшему основателю училища, которое стало носить его имя.

После смерти профессора Киттары Горетовская школа продолжала «сеять разумное, доброе, вечное». Среди её выпускников был и Николай Федорович Семёнов, Герой Советского Союза — единственный из жителей окрестных деревень дозеленоградского периода, удостоенный этого высокого звания.

Зеленоградский писатель Николай Бурмистов, пишущий под псевдонимом Нибур, так вспоминает о ней: «Горетовка — центр образования. Школа здесь была построена ещё до революции. Она была деревянная. Рядом стоял большой дом для учителей. В Горетовскую школу ходили дети со всей округи. Например, из деревни Надовражино, что под Дедовском, до школы надо было идти лесом восемь километров».

В 1956-м году в школе случился пожар, и она сгорела, но… не перестала существовать. «Говорят, что тогда в Московской области было много подобных случаев, — продолжает Бурмистров. — Поговаривали о диверсиях. Во всяком случае, известно, что тогда же старая Андреевская школа поджигалась два раза. Жители устраивали дежурства, школу спасли».
«Горетовская школа сейчас в запустении, стоит с 1975 года побитыми стеклами. — пишет Николай Нибур. — Здесь прижились какие-то строительные фирмочки. Работает сварка, подъезжают грузовики. А бывшие ученики и сейчас вам скажут: «Знаете, почему закрыли Горетовскую школу?! Очень много умных стала готовить! Что ни выпускник — умный, умный, умный… Куда их, столько умных девать-то?! Вот и закрыли!»
Tags: История, Россия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments