Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Categories:

"Качалов молча сел в танк и поехал в сторону немцев": воспоминания розыскника СМЕРШа.


Генерал Качалов незадолго до гибели в бою

— И вы получили доступ к знаменитой "Розыскной книге 'Смерш'"?
— Доступ к ней я имел по мере необходимости и во время войны, и работая в Германии. Вокруг нее витает ореол таинственности, но это были просто алфавитные списки агентов иностранных разведок и изменников разного рода. Установочные данные и описания совершенных ими деяний. По мере накопления изменений — кого-то находили, на кого-то получали дополнительные данные — книга переиздавалась. Читать "Розыскную книгу" было интересней, чем любой детектив.
— Например?
— Помню, там были данные на командира боевого корабля Балтийского флота, который вместе со своим старшим помощником застрелил старшего оперуполномоченного, увел свой корабль к немцам и сдался в плен. Помню, там были данные и на брата Александра Твардовского — Ивана. О том, что, попав в плен к финнам, он стал агентом финской разведки, перебрасывался в наш тыл и имел за это финские и немецкие награды.
— Вы уверены, что это правда?
— Я читал много позднее, что он вернулся в Советский Союз и получил большой срок. Но за то ли, за другое — не знаю. А в книге, конечно, было немалое количество недостоверной информации. Так вот, мне после прихода в отдел передали в производство около пятидесяти розыскных дел. Самым интересным было дело #1184 на агента американской разведки Качалова. Из дела следовало, что в августе 1941 году Качалов Владимир Яковлевич, генерал-лейтенант, командующий 28-й армией Резервного фронта, добровольно сдался в плен к немцам в районе Смоленска. 29 сентября 1941 года Военной коллегией Верховного суда СССР он был заочно приговорен к высшей мере наказания. Моей задачей было разыскать Качалова для приведения приговора в исполнение. В деле были свидетельские показания о том, что до конца войны он содержался в специальных лагерях в Германии. А после войны, как показал один репатриант из Франции, Качалов скрывался в Марокко, где установил преступную связь с американскими спецслужбами.
— Но имя Качалова не на слуху... Он ведь не был соратником генерала Власова?
— В том-то и дело. Все показания о пребывании Качалова в немецких лагерях отличались подозрительной неконкретностью. Никто из допрошенных не видел Качалова в Германии сам. Все ссылались на какие-то разговоры, слухи. Но самым странным было то, что с момента возникновения розыскного дела в 1941 году никто не удосужился получить хоть какие-то данные из немецких источников — от сидевших у нас в плену немцев и из немецких архивов. Я согласовал с руководством проведение допросов сидевших у нас руководящих работников абвера Штольце, Бентевеньи и Пикенброка о Качалове. И получил разрешение на ознакомление со следственным делом генерала.
Руководители абвера заявили, что о каком-либо сотрудничестве Качалова с германской разведкой или другими специальными органами им ничего не известно. Не принесло ясности и следственное дело. Все обвинение строилось на показаниях единственного свидетеля — порученца Качалова капитана Погребивского. Он утверждал, что Качалов на глазах у него молча сел в танк и поехал в сторону занятой немцами деревни Ермолино. Единственным свидетельством преступных намерений генерала было показание того же Погребивского о том, что за день до этого Качалову передали две немецкие листовки с призывом сдаваться в плен. Генерал спросил, не нужны ли они кому? И сказал: "Возьму себе, авось пригодится".
Единственное, что ясно было видно в деле,— участие в нем начальника Главного политического управления Красной армии Льва Мехлиса. Он давил и на следствие, и на свидетелей. Он доложил Сталину о переходе Качалова на сторону врага и участвовал в подготовке приказа Ставки Верховного главнокомандования о "позорной измене командующих" . А приговор Качалову дословно совпадал с формулировками этого приказа.
Еще более странно выглядела телеграмма, направленная на фронты в 1943 году (см. документы). В ней говорилось, что Качалов в числе прочих генералов, значившийся пропавшим без вести, "как теперь точно установлено", работает с немцами против нашей родины. Я запросил все наши учеты, но никаких данных о Качалове, поступивших в 1943 году, там не было. И я решил допросить жителей деревни, возле которой пропал без вести генерал Качалов. Что тут началось! Мой начальник подполковник Лифанов отказался дать разрешение на это.
А вот начальник розыскного отдела полковник Пуминов прочитал следственное дело и подписал поручение управлению МГБ Смоленской области — допросить свидетелей и очевидцев того боя. И результат пришел очень быстро. Старожилы деревни Старинки подтвердили, что Качалов погиб в бою, что немецкий генерал был восхищен его храбростью и поручил сельчанам "похоронить его как положено". Оставалось только подтвердить факт смерти, провести эксгумацию. Из личного дела генерала были взяты данные, позволившие опознать останки.
Одновременно в архиве Министерства обороны по моему запросу нашли среди захваченных у немцев в 1941 году документов обзор боевых действий, где говорилось о гибели Качалова в бою. Нашлась даже заметка в газете "Мюнхише беобахтер", в которой ее фронтовой корреспондент рассказывал о похоронах Качалова.
— Почему же эти запросы не были сделаны раньше?
— Все боялись. Раз Сталин сказал, что Качалов предатель, значит, так оно и есть. Мы закрыли розыскное дело и направили материалы в Военную коллегию. Но все, чего нам удалось в тот момент добиться,— вернуть из ссылки жену генерала Ханчин-Качалову. А в правах ее восстановить было нельзя. Для этого нужно было отменить соответствующие пункты приказа 1941 года, но маршал Булганин, которому было направлено наше представление, не решился на это. Жена генерала обивала пороги всех инстанций, но ничего не менялось. Она написала анонимку, надеясь так ускорить решение дела, но ее арестовали сотрудники Московского УМГБ, и она была осуждена на семь лет лагерей. Все оставалось без движения до января 1954 года. Тогда Военная коллегия реабилитировала Качалова. Его жену освободили, но лагерный режим к долголетию не располагает, и вскоре она умерла.
— Качалов был единственным, кого вам удалось реабилитировать?
— К сожалению. Иногда мне удавалось прекратить незаконно возбужденные розыскные дела. В 1952 году среди розыскных дел у меня оказалось несколько дел на агентов немецкой разведки. Все они были одного возраста и уроженцами одной местности — Снегиревского и Николаевского районов Николаевской области на Украине. Выяснилось, что немцы во время распутицы пригнали для работы на своем аэродроме молодых парней из двух соседних с аэродромом районов. Двоих из них завербовала немецкая разведка. Потом Николаевскую область освободили, и один из этих агентов попал в руки территориальных органов госбезопасности. И вот под пером следователя батальон аэродромного обслуживания превратился в разведорган, а все парни — в агентов немецкой разведки. Без всякой проверки все они были объявлены в розыск. Большая часть из них — около ста человек — к 1952 году была найдена и осуждена на большие сроки заключения. В поднятых делах я нашел ходатайства районных и областных властей о пересмотре дел этих ребят. Я все досконально проверил, составил подробную справку о незаконности объявления их в розыск. Замминистра Лаврентий Цанава возглавлял комиссию по проверке нашего главка. Ему доложили мою справку. Так он приказал передать мне: "Вникать в это дело не следует". Надеюсь, что все они впоследствии были реабилитированы.
— Вы считаете, что Цанава тоже боялся?
— Конечно. Мы все боялись. Такой была система. И после смерти Сталина мало что изменилось. Помню, в Институте связи Советской армии, который я тогда оперативно обслуживал, один из рабочих, соображая на троих, сказал: "Товарищу Фурцевой нужно брать пример с товарища Ворошилова". Что он имел в виду, никто не знал, но об этом "антисоветском высказывании" Московское управление КГБ доложило самой Фурцевой. И она приказала арестовать клеветника. За что? Но никто не посмел ослушаться члена президиума ЦК. Я пытался спасти этого рабочего, но безуспешно. Такой была система...
https://www.kommersant.ru/doc/169599
Tags: Коммунисты и Русский народ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Сисян и дедушка Зю

    В КПРФ продолжается внутрипартийная борьба за лидерство, жертвой чего мог стать неудавшийся кандидат в Госдуму Павел Грудинин. Обрекая Грудинина…

  • Извольте заплатить

    Власти Крыма подсчитали сумму ущерба, причиненного пятью блокадами Украины: водной, энергетической, транспортной, продовольственной и банковской.…

  • Русь

    Памятник реке Лене в Олекминске. 2015 год

  • Полярники, покорители Севера. С зимовки в ГУЛАГ.

    Николай Иванович Евгенов (1888-1964) - один из самых выдающихся советских полярных исследователей. В прошлом веке важнейшее значение имела ныне…

  • Месть лысого Кукурузника

    В октябре 1963 года, Никите Хрущеву доложили о выполнении его личного поручения: у русской жены московского корреспондента французской Le Monde…

  • Америка, небось

    Новониколаевск, Метромост через Обь /Фёдор Филатов

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment