Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Categories:

Японский шпион.


Александр Михайлович Кущев.

Четверть века он носил клеймо «японского шпиона». Оставаясь юридически в этом качестве, стал советским генерал-полковником. Получил одиннадцать ранений и множество боевых наград, в том числе Золотую Звезду Героя Советского Союза.

На фронт Кущев попал из лагеря только в сентябре 1943 года, в сентябре следующего сменил полковничьи погоны на генеральские. Но судимость с него не сняли.

Кущев воевал начальником оперативного отдела 46-й армии, а затем начальником штаба 5-й ударной армии 1-го Белорусского фронта. На его счету - разработка планов Ясско-Кишинёвской, Висло-Одерской и Берлинской наступательной операции.

Один из лучших штабистов. Маршал Жуков писал: «Быстрый успех, который был достигнут в сражениях за центр города (Берлина – авт.), явился следствием умелой организации взаимодействия между всеми наступавшими армиями. Здесь я, прежде всего, должен отметить блестящую работу начальника штаба 5-й ударной армии генерала А.М. Кущева»[1].

Мемуаров Александр Михайлович не оставил. Поэтому о его трагической судьбе сегодня мало кто знает.

Он родился 10 мая 1898 года в Москве, в семье рабочего. Прошел Первую мировую войну, младший унтер-офицер. В Красной армии с 18-го года в 37-м окончил академию Генерального штаба, став одним из первых выпускников этой академии. После ее окончания был назначен начальником штаба 57-го отдельного корпуса, дислоцированного в Монголии.

В мае 1939 года, когда японские войска вторглись на территорию Монгольской народной республики, части корпуса вступили с ними в бой, но вначале действовали неудачно. После смены в июне командования (Фекленко на Жукова) начальником штаба оставался комбриг Кущев. Но вскоре его арестовали.

Версии по поводу ареста Кущева высказывались разные.

По одним данным, основанием для ареста стала пропажа оперативной карты, за что Кущева приговорили к 20 годам лишения свободы, а в лагере добавили еще 5 лет, так как во время его дежурства по бане уголовники похитили несколько комплектов белья.

По другой версии – во время бомбёжки оборвалась связь корпуса с частями и комбриг, выбежавший из палатки для выяснения причины разрыва связи, был обвинен в том, что умышленно перерезал телефонный провод.

После ознакомления автора с материалами надзорного производства Главной военной прокуратуры оказалось, что такая трактовка обстоятельств и причин ареста комбрига Кущева подтверждается лишь частично.

Александр Михайлович был арестован 29 июня 1939 года сотрудниками особого отдела НКВД Забайкальского военного округа, как завербованный еще в 1935 году агент японских разведывательных органов. По версии следствия, он проводил «подрывную предательскую работу в период боев в 1939 г. в районе реки Халкин-гол». Главная цель, которую он преследовал, сводилась «к обеспечению поражения советско-монгольских войск в ходе конфликта с японцами»[2].

Мало кто и сегодня знает о том, что в конце 30-х годов органами НКВД была арестована большая группа высших руководителей монгольского государства, военачальников и других видных деятелей. Они обвинялись в подготовке вооруженного восстания и правительственного переворота в Монголии[3]. Кущев же, якобы, был не только в курсе подготовки этого восстания, но и являлся активным членом их организации.

В материалах его дела имеются ссылки на показания премьер-министра Амора (Амара); начальника штаба (заместителя главкома) монгольской армии Лубсан-Даноя и др. Последний, по версии особистов, как раз и получил от комбрига Кущева секретную «топографическую карту, на которой было нанесено расположение воинских частей советско-монгольских войск».

После этапирования арестованного комбрига в Москву «доказательственная база» была существенно расширена. В частности, оказалось, что задолго до назначения на должность начальника штаба 57-го корпуса Кущев был связан с агентом японской разведки Ворониным. Но здесь случилась незадача. На допросе в Главной военной прокуратуре, куда авторы состряпанного в НКВД дела привезли Кущева, последний отказался от всех своих показаний и заявил, что Воронин – мифическая личность, которую он специально придумал для ретивых следователей, дабы показать абсурдность выдвинутых против него обвинений[4].

Тем не менее, 19 ноября 1940 года Военная коллегия Верховного суда Союза ССР вынесла обвинительный приговор.

Кущев был приговорен по статье 58-1б УК РСФСР (измена родине) к 20 годам лишения свободы, с поражением в правах, конфискацией имущества и лишением воинского звания «комбриг»…

В 1942 году, после того как Красная армия потерпела на фронте ряд поражений, в том числе по причине бездарного и непрофессионального руководства войсками, в НКВД продолжили работу по выявлению опытных военачальников, осужденных за контрреволюционные преступления, но не расстрелянных до войны.

Кущева нашли только во второй половине 1943 года. За него ходатайствовал Г.К. Жуков.

Ему присвоили звание полковника и назначили начальником оперативного отдела 46-й армии. А летом 1944 года он стал начальником штаба 5-й ударной армии, которую, к слову сказать, до мая того же года возглавлял генерал-полковник В.Д. Цветаев, признанный до войны «агентом германской разведки». А после Победы 5-й Ударной армией командовал еще один «контрреволюционер», освобожденный из лагеря в марте 1941 года. Это – генерал-полковник А.В. Горбатов.

В представлении к званию Героя Советского Союза на генерала Кущёва, подписанном командармом Н.Э. Берзариным, говорилось, что в ходе разработки и проведения наступательных операций на завершающем этапе войны "генерал-майор А.М.Кущев обеспечил твёрдое управление войсками, умело спланировал и организовал форсирование рек Пилица и Одер с ходу и ввод в прорыв подвижных групп... ».

За умелую организацию штабной работы, проявленные мужество и самоотверженность Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 мая 1945 года Александру Михайловичу Кущёву присвоено звание Героя Советского Союза. А вот реабилитирован он был Военной коллегией только в 1965 году[5] – через двадцать лет после Победы, вклад которого в ее достижение был высок и ценен.

[1]Жуков Г.К. Воспоминания и размышления». АПН. М. 1983. Т. 3 с. 248-249.

[2] Надзорное производство ГВП по делу № 17093 в отношении А.М. Кущева, с. 17.

[3]В частности, в 1939 году были арестованы: первый секретарь МНРП Доринжаб Лубсан, председатель Малого Хурала Дансарон Догсом, председатель Совнаркома Анандын Амар, руководители монгольской армии и др. В июле 1941 года приговорены Военной коллегией к расстрелу (всего 36 чел.).

[4] Надзорное производство ГВП по делу А.М. Кущева, с. 28.

[5] Надзорное производство Военной коллегии №4н-0201.
Историк Вячеслав Звягинцев
Tags: Коммунисты и Русский народ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments