Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Category:

Я помню тот Ванинский порт...



В середине декабря 1947 г. я прибыл в Хабаровск. К пункту своего назначения шагал в лаптях через весь город. Меня зачислили на работу в лагерную санчасть. Как-то бывший на врачебной пятиминутке начальник санитарного отдела лагеря — Михаил Васильевич— обратился ко мне с просьбой кратко рассказать, почему атомная бомба обладает такой разрушительной силою.

Имея общее представление о структуре атома, я постарался в десяток минут сообщить, как при распаде трансурановых элементов образуется цепная реакция, при которой высвобождается скованная с мироздания атомная энергия, а это и сопровождается взрывом необычайной силы. С этого времени ко мне стали относиться с уважением все, а особенно чутко Александр Васильевич (бухгалтер) и Анна Васильевна (фельдшерица, далее— Анна).

Последняя помогла мне наладить почтовую связь с В.А. Так, она из Москвы получала письма и, минуя цензуру, передавала их мне примерно в течение полугода. В прошлом Анна — воспитательница детдома; ее молодость — легкомысленная и разгульная. Теперь она выглядела вполне степенной; окончив фельдшерскую школу, вышла замуж за пожилого человека высокого чина, и потому никого не боится и над всеми только подсмеивается.

Однажды я попросил Анну сходить в церковь, поставить свечку свт. Николаю и подать записочку. Она согласилась; побывала в храме, принесла просфорочку и, заинтересовавшись христианством, стала меня расспрашивать о Христе, Его учении, о церкви и жизни христианской.

У меня было маленькое Евангелие от Иоанна (американского издания), которое я читал обычно на дежурствах по лазарету. Сдав свое дежурство, я забыл как-то его в выдвижном ящике стола в ординаторской и ушел спать. Часа через два спохватился — нет Евангелия— пришел в ординаторскую (благо, там никого не было), взял его и удалился к себе…

Но кто-то из врачей, по-видимому, все же видел Евангелие и стукнул… Прошло два дня, и в помещение, где мы отдыхали с Александром Васильевичем, нагрянули надзиратели. Славу Богу, ничего не нашли.… А вслед за ними в наш корпус пришел главный оперативник лагеря со всеми другими чинами в сопровождении.

Подошел ко мне, и грубо: «Ишь, «уважаемый всеми», как окопался тут!»… И подает команду какому-то подчиненному чину: «Отправить его в Ванино! Да, и немедленно!». Ушли. На другой день за мной пришли лагерные надзиратели. По команде «собираться с вещами» я стал собирать свой чемоданчик и портфель.

Бывшая здесь же, в корпусе, Анна прибежала, засуетилась, сахар кусочками сует мне в портфель и незаметно в руку сторублевку дала. Перед самым выходом из корпуса, когда надзиратели закуривали в коридоре, подскочила, поцеловала меня, и меня увели в пересылочную тюрьму.

Вскоре меня этапировали в бухту Ванино, где я оставался в лагере до конца своего первого восьмилетнего срока. Меня освободили из лагеря, но оставили здесь же, в Ванино, до особого распоряжения.

В таком вот бедственном для моей души состоянии и посетил меня всегда благодеющий Господь, Промысл Божий поставил меня в изменившиеся к худшему внешние обстоятельства жизни. Меня отправили в Абан.

"Воспоминания: первые сорок лет моей жизни" — протоиерей Михаил Труханов
Tags: Вера православная
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments