Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Categories:

Террористы-коммунисты


Похороны адмирала Маунтбэттена, которого убила взрывчатка, которую британский сержант продал немецким шпионам, которые подарили ее советскому полковнику, который отправил ее ирландским террористам, которые подложили ее в катер адмирала

Обычно интересную информацию приходится извлекать из архивных дел, просматривая тысячи страниц скучных документов. Но в тот раз, летом 1993 года, сенсация сама пришла в руки без малейшего моего участия. Я визировал разрешение на копирование документов у одного из высоких архивных руководителей. Все шло как всегда. "Сколько можно у нас копировать,— бурчал чиновник,— так вы скоро все наши фонды перепубликуете".
Выйдя из здания, я обнаружил, что к скрепке моих бумаг прицепился небольшой листок, на котором рукой недавнего собеседника было написано: "Для... (дальше следовала фамилия одного из самых высокопоставленных соратников Ельцина той поры)". А дальше — список тем, по которым следовало организовать архивные поиски. Вторым номером после непременного в те годы шведского дипломата Валленберга, пропавшего на Лубянке, шла такая строка: "КГБ-ИРА (деньги, оружие, Маунтбэттен)".
О смерти лорда Маунтбэттена тогда в России было известно немного. Я где-то читал, что его взорвали боевики Ирландской республиканской армии. Но получалось так, что в администрации президента не только знают, что КГБ снабжал террористов всем необходимым, но и подозревают его в причастности к убийству члена королевской семьи.
Надо сказать, такое подозрение отнюдь не выглядело неправдоподобным. Уже тогда из архивных документов я знал, что советские руководители не гнушались использовать в своих целях таких бандитов, по сравнению с которыми боевики ИРА выглядели просто агнцами.
К примеру, в январе 1925 года разразился большой скандал из-за действий на территории Польши "повстанческих отрядов", приходивших с советской территории. Грабежами и зверствами этих банд был возмущен даже Дзержинский, который отправил председателю ГПУ Украинской ССР следующее письмо:
"Дорогой товарищ Балицкий!
Безответственным действиям Разведупра (военной разведки.— 'Власть'), втягивающим нас в конфликты с соседними государствами, надо положить властно предел... На нашей территории существуют банды против поляков, как равно и при содействии с нашей стороны работают банды за кордоном. Прошу Вас прислать мне срочно весь имеющийся у Вас материал по этому вопросу, а также собрать дополнительно. А именно:
1) Какие банды, их количество, месторасположения — как с нашей стороны границы, так и по ту сторону. Их вооружение. Что они из себя представляют — их численность, дисциплинированность.
2) Кому они подведомственны и подчинены какому учреждению и каким лицам в приграничной полосе, в Киеве, Харькове, Москве.
3) Какова организация управления ими в центре и на местах. Линии их подчинения.
4) Что представляют у Вас из себя Разведупр и его органы... Характеристика лиц, и кто им дает указания.
5) Какие их отношения с нами и с погранвойсками. Каким образом наши пограничники пропускают их через границу.
6) Ваши предложения и Ваше отношение к бандам и их деятельности, а также к Разведупру. Надо ли их ликвидировать, и как это можно сделать. Можно ли и следует ли эти банды эвакуировать в глубь страны и куда. Не начнут ли эти банды выступать против нас — и кто-то из них перебежит на сторону врага.

Прошу лично заняться этим делом. Копии с моего письма не снимать. А вернуть его мне с ответом и материалами".
А уж о том, что существовали связи между Москвой и ИРА, говорилось в литературе, изданной еще в советские времена. Об этом без обиняков было написано в справочнике "Коммунистические партии Западной Европы", изданном итальянской компартией в 1978 году. Не менее откровенно говорилось о том же в книге генсека Ирландской компартии Майкла О`Риордана "Колонна Конолли".
"В ранние годы,— писал О`Риордан об основателе партии Шоне Мэррее,— он проявил интерес к национальному и рабочему движению. Он вступил в ИРА, был назначен командиром батальона Антрима, который участвовал в нападениях на полицейские казармы... В 1928-1931 годах он являлся слушателем Международной ленинской школы в Москве и по возвращении в Ирландию стал организатором 'Революционных групп ирландских рабочих'. Он чуть не сгорел, когда в марте 1933 года толпа религиозных фанатиков подожгла штаб-квартиру этой организации... В июне того же года была создана Коммунистическая партия Ирландии, и Шон Мэррей был избран ее генеральным секретарем".
После многих фамилий в книге О`Риордана следовала характеристика "член коммунистической партии, в прошлом известный боец ИРА". А об ирландцах, поехавших в 1936 году воевать в Испанию на стороне республиканцев (в их числе был и сам О`Риордан), в книге говорилось: "Первая ирландская группа прибыла на базу интербригады в Мадригерас для военного обучения. Времени на это потребовалось немного, так как у всех — даже у самых молодых — за плечами был опыт деятельности в ИРА, где они получили боевую подготовку".
Не было сомнений и в том, что коммунистическое крыло ИРА имело прямые связи с советскими спецслужбами. С 30-х годов Коминтерн, по сути, превратился в разведку ВКП(б). А после его ликвидации в 1943 году коминтерновские нелегалы за границей были распределены между советской политической и военной разведками. А членов интербригад в Испании вербовали офицеры НКВД.
В сталинском СССР все, кому положено, знали, что сказал вождь об ирландских бойцах: "Разве движение Ирландии против английского империализма не есть движение демократическое, наносящее удар по империализму? И разве это движение мы не должны поддерживать?.." И в нерассекреченных делах сталинского Политбюро есть ссылки на рассмотрение вопросов о помощи ирландцам, которые ставило военное ведомство.
Даже политическая линия ИРА изгибалась в точном соответствии с изгибами внешнеполитической линии ВКП(б). К примеру, как только был заключен пакт Молотова--Риббентропа, лидеры ирландских боевиков начали устанавливать контакты с нацистами.

Конечно, помощь из Москвы не шла ни в какое сравнение с суммами, которые вожди ИРА получали от ирландцев из США. И, судя по всему, это было немалой проблемой для коммунистического крыла организации. После смерти Сталина при распределении помощи братским компартиям про ирландских коммунистов нередко забывали вообще, а в остальных случаях выделяли сущие гроши. Как свидетельствуют документы, только с начала 60-х выплаты стали более или менее регулярными, но продолжали оставаться очень небольшими. В 1961 году ирландские коммунисты получили $4,2 тыс., а в последующие годы им с помощью КГБ переправляли по $4 тыс.
Но вот в 1965-м сумма московской помощи неожиданно увеличилась вдвое — до $8,4 тыс. И осталась такой же и в 1966 году. Было нетрудно предположить, что это плата за какое-то конкретное мероприятие. В том же году произошел побег из лондонской тюрьмы Уормвуд-Скраббс советского агента Джорджа Блейка. Как подтвердили ветераны советских спецслужб (см. "Власть" ##42-43 за 2001 год), работавшие на ирландском направлении, этот побег готовился для другого советского разведчика осужденного в Англии — Конона Молодого. Но его удалось обменять на английского агента Гревила Вина, и уже оплаченную схему использовали для Блейка.
Ирландцы играли все ключевые роли в ходе этой акции. Они осуществляли связь между заключенными и КГБ, а боевик ИРА Шон Берк организовал и осуществил побег. Даже вывозившие Блейка и Берка из Англии на континент пацифисты оказались наполовину ирландцами.
Однако после успешного завершения акции отношения между КГБ и ИРА заметно испортились. Берк в своей книге утверждал, что его обещали вскоре отправить домой, но время шло, а на Лубянке почему-то не торопились. Скорее всего, там опасались, что склонный к пьянству и хвастовству Берк может дома наговорить и написать много лишнего.
Наверное, Берк так и остался бы навечно гостем КГБ. Но в дело вмешались его друзья из ИРА. Они фактически предъявили Москве ультиматум: если Берк не вернется домой, ИРА начнет убивать работников советских посольств. И КГБ пошел на попятную. Правда, не до конца. Вскоре после возвращения Берк умер от неизвестной болезни, которую, как считают на Западе, организовали ему специалисты из лубянских спецлабораторий. Это означало замораживание отношений. И главными пострадавшими оказались О`Риордан и его партия.
Ирландские коммунисты исчезли из списков получателей матпомощи КПСС. Партия уменьшилась до карликовых размеров. В 1969 году в пятимиллионной Ирландии насчитывалось лишь 600 коммунистов, из которых 23 были членами ЦК. Сам генсек буквально побирался в советских учреждениях в Англии (с Ирландией у СССР до 1973 года не было дипломатических отношений). В начале 1969 года заведующий бюро АПН докладывал в Москву:
"10 января 1969 года встречался в помещении бюро с Майклом О`Риорданом по его просьбе.
В ходе беседы обсуждался план его работы в качестве корреспондента АПН по Ирландии. О`Риордан планирует писать по одной аналитической статье в месяц о рабочем движении Ирландии, о социально-экономических проблемах страны. В течение года он подготовит также несколько материалов к 100-летию В. И. Ленина (В. И. Ленин и ирландское рабочее движение; Молодежь Ирландии и труды В. И. Ленина и др.).
Тов. О`Риордан просил, чтобы в советской прессе его не называли корреспондентом АПН. Он не против, чтобы его материалы публиковались с маркой АПН.
Тов. О`Риордан надеется, что гонорар за его статьи будет выплачиваться в английских фунтах. Вопрос о размере гонорара он не поднимал, но в ходе беседы сложилось впечатление, что он согласится на любую сумму, предложенную ему".
Скорее всего, Москва не позволила бы кануть в Лету генсеку и его партии хотя бы для того, чтобы не уменьшилось количество подотчетных КПСС организаций. Но летом 1969 года в Северной Ирландии фактически началась гражданская война. И О`Риордан понял, что предоставившиеся ему возможности надо максимально использовать.

В 1994 году все, что удалось обнаружить по кремлевскому заказу архивистам об отношениях КГБ и ИРА, относилось как раз к рубежу 60-х и 70-х годов. В архиве Политбюро отыскалось дело, в котором была собрана история попыток О`Риордана получить в советской столице оружие для ИРА. Частично этот материал опубликован в книге Ельцина "Записки президента".
Появившись в ноябре 1969 года в Москве ирландский генсек упорно пускал советским коллегам пыль в глаза, утверждая, что имеет огромное влияние на ИРА:
"Мы не только совместно проводим многие действия социального и антиимпериалистического характера,— уверял О`Риордан,— но уже в течение более года существует и действует негласный механизм консультаций между руководством ИРА и объединенным советом Ирландской рабочей партии и Компартии Северной Ирландии. Они неизменно принимают наши советы в отношении тактических методов, используемых в совместной борьбе за гражданские права и национальную независимость Ирландии".
Скорее всего, О`Риордан также красноречиво убеждал руководство ИРА в том, что имеет огромное влияние в Москве и сумеет получить для них оружие. И соответствующее количество просил в ЦК КПСС. В его запросе значились:
"2000 автоматов (7,62 мм) и 500 патронов к каждому;
150 ручных пулеметов (9 мм) и 1000 патронов к каждому".
Однако ни на Старой площади, ни на Лубянке не спешили откликнуться на его просьбу. Как сказал мне один из бывших высокопоставленных офицеров КГБ, "мы были обязаны поддерживать национально-освободительные движения, но старались держаться в стороне от самых одиозных и радикальных". Чиновники в Москве были озабочены сохранением помощи ИРА в тайне. И потому процесс принятия решения растянулся на несколько лет.
О`Риордану сразу же отказали в поставке советского оружия, сославшись на то, что в этом случае ИРА обвинят в том, что она действует по указке из Москвы. Не был решен вопрос об оружии и в 1970 году, и в 1971-м. Ирландский генсек молил, чтобы оружие ИРА поставила Куба и чтобы переговоры о нем вожди ирландских боевиков вели напрямую с кубинцами. Но Москва не пошла и на это.
Лишь летом 1972 года глава КГБ Андропов представил в ЦК план:
"План проведения операции по негласной передаче оружия ирландским друзьям (условное наименование операции — 'Всплеск').
Нелегальная передача ирландским друзьям оружия осуществляется путем его затопления в ночное время на глубину 40-42 метра в нейтральных водах в районе банки Стантон в 90 километрах от побережья Северной Ирландии.
Разведывательный корабль 'Редуктор' по нашей просьбе уже был в намеченной точке проведения операции, провел предварительную разведку района и промер глубин.
Подготовленное для затопления оружие доставляется сотрудниками КГБ в Мурманск к моменту выхода с базы очередного разведывательного корабля ВМФ, грузится на корабль и сопровождается сотрудником КГБ, который организует и проводит операцию 'Всплеск' согласно утвержденному плану.
В установленное нами время разведкорабль выходит в район банки Стантон и после проверки визуально и техническими средствами опускает груз в обусловленной точке и немедленно покидает этот район.
Рыболовецкое судно друзей выходит в намеченную точку только спустя 2-3 часа, находит маяк (веху, обычно используемую рыбаками всех стран для обозначения сетей — в данном случае японского или финского производства), поднимает затопленный груз и доставляет его в один из ирландских портов, где, по заявлению тов. О`Риордана, обеспечивается его конспиративное снятие с судна и доставка в тайники...".
Однако, как оказалось, гора родила мышь. Вместо сотен новых автоматов и пулеметов боязливый Андропов распорядился отправить исключительно старье: "Трофейное немецкое оружие в количестве двух пулеметов, семидесяти автоматов и ста пистолетов 'Вальтер', обработанное смазкой западногерманского производства, и 41 600 патронов к нему".
Ко всему прочему, в найденных по заданию администрации Ельцина документах не было ни слова о том, была ли осуществлена операция "Всплеск". А информация об убийстве лорда Маунтбэттена отсутствовала полностью.
Рискну предположить, что даже трофейное старье ирландцам так и не поставили. Во-первых, потому, что, судя по западным источникам, ИРА начала получать чехословацкую пластиковую взрывчатку от ливийцев. А во-вторых, потому, что О`Риордан продолжал влачить жалкое существование. Как рассказывал мне бывший заведующий отделом МИД СССР Николай Луньков, приезжавший в 1973 году в Ирландию договариваться об установлении дипломатических отношений, ирландский генсек попросил его о встрече. Ничего значимого во время беседы он не сказал. И вообще произвел не слишком благоприятное впечатление.
"Он был такой спокойный, посредственный,— вспоминал Луньков.— Его партия не играла никакой роли в ирландской политике. И сам он не имел абсолютно никакого веса. Когда я стал послом в Лондоне, он иногда просился на прием. Но принимали мы его не часто".

Вскоре после публикации долгой истории с поставкой оружия ИРА у меня появилась возможность пообщаться с бывшим председателем КГБ Виктором Чебриковым. И я напрямик спросил его про "Всплеск". Он сказал что-то о том, что время рассказывать не пришло. Но мне показалось, что он сам узнал об этой операции из рассекреченных документов. Его ответ на вопрос об участии КГБ в убийстве лорда был куда более определенным. Он искренне поразился: "Откуда вы знаете?". А потом добавил: "Подвел нас один деятель". Но кто и как подвел — не уточнил.
Еще через некоторое время я брал интервью у Владимира Крючкова, возглавлявшего в 1979 году, когда убили Маунтбэттена, Первое главное управление КГБ. Он сказал, что впервые слышит об участии своего ведомства в этой акции. Но потом вдруг начал говорить, что в СССР не только ПГУ проводило операции за границей. И вообще нельзя обвинять производителя оружия в том, что из него кого-то убили: "Так можно очень далеко зайти". И вновь категорически отрицал причастность своего ведомства.
Самым удивительным было то, что смерть Маунтбэттена была категорически невыгодна Москве. По советским меркам старейший член королевской семьи был прогрессивным деятелем и другом СССР. Во время второй мировой войны он прославился сначала как командир британских коммандос.
Представитель советского военно-морского флота в Британии адмирал Харламов вспоминал:
"С лордом Маунтбэттеном мы встречались в драматические дни нашей истории, когда ее изгибы были особенно острыми. Я заходил к нему в кабинет, мы пили индийский чай и беседовали об открытии второго фронта, о поставках вооружения в нашу страну. Надо сказать, что адмирал Маунтбэттен принадлежал к числу тех военных и политических деятелей Великобритании, которые трезво оценивали обстановку на фронтах и понимали, что Англия может отразить нападение противника только в тесном сотрудничестве с Советским Союзом.
Лорд Маунтбэттен горячо ратовал за скорейшее открытие второго фронта.
В те тяжелые годы он был сторонником англо-советского военного сотрудничества. Далеко не все тогдашние политики Великобритании стояли на таких позициях".
В конце войны Маунтбэттен командовал войсками союзников в Юго-Восточной Азии и принимал там капитуляцию японцев. А в 1947 году, когда его назначили вице-королем Индии, добивался предоставления этой британской колонии независимости.
Упоминавшийся уже советский посол Луньков называл его одним из лучших друзей СССР в Великобритании. И рекомендовал британскому правительству назначить именно Маунтбэттена главой делегации, направлявшейся в Союз на празднование 30-летия Победы. В Москве британского фельдмаршала принимал Косыгин, который долго и с удовольствием беседовал с Маунтбэттеном.
Единственным советским политиком, относившимся к лорду с неприязнью, был Хрущев. Во время его визита в Англию в 1956 году первый лорд адмиралтейства Маунтбэттен отказался встречаться с человеком, занимавшим непонятную должность первого секретаря ЦК. И Хрущев не мог ему этого простить. Но в конце 70-х его уже не было в живых.
Получалась странная картина. С одной стороны, существовали детали, указывающие на то, что лорд погиб с помощью КГБ. С другой — посол Луньков называл его смерть огромной потерей для СССР.
В западных газетах с отчетами о гибели Маунтбэттена говорилось, что старейший член королевской семьи, его дочь с мужем, сыновьями-близнецами и матерью мужа, а также с местным парнишкой отправились на рыбалку в залив недалеко от ирландского поместья Маунтбэттена. Бомба весом в пятьдесят фунтов была заложена в ящик для омаров. И как только лорд взялся за него, раздался взрыв. Сам Маунтбэттен, один из внуков и мальчишка-ирландец погибли на месте. Остальных пострадавших отправили в реанимацию.
В том, что взрыв — дело рук ИРА, не сомневался никто. Но некоторые газеты писали о возможной причастности к взрыву марксистского крыла ИРА. Однако расследование длилось недолго. Как оказалось, подозреваемые были задержаны ирландской полицией еще до взрыва. Их арестовали потому, что на руках Томаса Мак-Магона и Френсиса Мак-Гирла были следы нитроглицерина, а их одежда была мокрой от морской воды. Их же признали виновными и осудили.
Лорд был удостоен государственных похорон. Траурную речь произнес принц Чарльз, который любил Маунтбэттена, несмотря на то что тот настоятельно советовал ему сделать пластическую операцию — "Ведь с такими ушами невозможно стать королем!".
Единственным послом, приглашенным на церемонию, был Луньков, сидевший позади королевы. А на аудиенции Елизавета II, возможно что-то подозревая или зная, настойчиво спрашивала посла, какова его собственная версия происшедшего. Луньков, естественно, мог только пожимать плечами. Не только посол — многие самые высокопоставленные руководители в Москве остались в неведении о том, что произошло на самом деле.
История смерти лорда продолжала казаться странной до тех пор, пока не появилась рабочая версия: если КГБ и причастен к этому, то дело вряд ли обошлось без О`Риордана. И я стал искать тех, кто мог беседовать с ним в Москве. Сотрудники международного отдела ЦК ничего определенного не знали. Но вот среди офицеров КГБ, курировавших ирландского гостя, нашелся знающий человек.
Как оказалось, во время очередного визита в Москву О`Риордан позвонил своему старому другу из КГБ, курировавшему его много лет. Встречу назначили в гостинице "Россия". Полковник госбезопасности, приехавший к нему, не мог и предположить, что всю их беседу запишут от начала и до конца. Сначала ирландский генсек шутил в своем излюбленном стиле: "Ты так хорошо говоришь по-английски, что просто хочется тебя убить". А потом раскис и начал жаловаться на жизнь. Что дела идут совсем плохо, что с ним никто не считается. Ни дома, ни в Москве. А он столько сделал и для КПСС, и для КГБ, и для ИРА. Он почти плакал и умолял друга помочь ему в чрезвычайно важном деле. Для поднятия авторитета ему нужно поучаствовать в акции мести. Какой-то член ИРА продал своих англичанам и теперь его нужно ликвидировать. И чтобы все выглядело так, будто его убили сами британцы. Стрелковое оружие не подходит. Лучше всего, если это будет взрыв.
Полковник отказывался, но О`Риордан напирал, говорил о том, скольких полезных людей он помог сделать друзьями его советских друзей. Сколько раз помогал ценной информацией. Наконец полковник сказал, что у него есть подарок друзей из ГДР — пластид, который их агенты купили в ФРГ у сержанта из британской Рейнской армии. Настоящая английская взрывчатка. И пообещал организовать ее передачу О`Риордану.
Запись этого разговора была направлена руководству КГБ. Но там не придали этому большого значения. Английская взрывчатка для ирландских предателей — святое дело. Подковерный скандал начался, когда в КГБ стало известно, что лорд Маунтбэттен убит именно этой взрывчаткой. Как утверждал мой источник, Андропов впал в панику. Одного слова О`Риордана было теперь достаточно, чтобы поставить СССР, мягко говоря, в крайне неприятное положение. На всякий случай полковника, проявившего недопустимую самостоятельность, поместили в психушку. И приняли решение выжидать.
Но никаких неприятностей, кроме вопроса королевы послу, так и не последовало. ИРА не беспокоила советских товарищей целых четыре года. А в 1983 году вместо потерявшей всякое значение компартии связи с КПСС установило другое пролетарское крыло ИРА — Рабочая партия Ирландии. Товарищи из Дублина для начала попросили ни много ни мало 1 млн ирландских фунтов. Вместо этого ирландцам предложили "помощь, не связанную с затратами валюты": в Москве, обжегшись на молоке, дули на воду. Всякое желание связываться с борьбой ирландского народа против британского империализма на Старой площади улетучилось навсегда.
Автор: Евгений Жирнов
Tags: Интербляди, История, коммунисты
Subscribe

  • "С сияющих высот..."

    Помните опус украиньця Резуна, про то, як сотни ТБ-7 будут с этих самых сияющих высот безнаказанно засыпать бомбами столицу агрессора? Практика,…

  • Страшно они далеки от народа... от Русского народа

    Аналогично. Будучи в (по общерусским меркам) нищем, дотационном Криму, куда Великая Россия вламывает триллионы, чтобы хоть как-то подтянуть их…

  • Киев и мать-моржиха.

    Если все уже отсмеялись по поводу словарика политкорректных формулировок современной Украины, обнародованного на днях Советом нацбезопасности и…

  • Украиньский воевода. Там все долбоебы...

    Вооруженные силы Украины покидают офицеры, обучавшиеся в советских военных училищах и сохранившие еще какую-то память о России. Их место занимают…

  • Властелин морей на краю земли...

    Ой, извините, это не тот мастер энд коммандер. Первым в истории Военно-морских сил Украины старшим офицером, который получил звание коммодора…

  • Вхурделило

    ЗДАЛИ НЕРВИ: У ХАРКОВІ МАШИНИНІСТ МЕТРО ВІДДУХОПЕЛИВ ПАСАЖИРА, ЯКИЙ ПИЯЧИВ І ПОРОЗЛИВАВ ПИВО У ВАГОНІ

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments