Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Category:

Кирдык и как с ним бороться


Вы слышите этот стон? «Некому работать!» – разносится по всей Руси великой. «Русские не хотят идти на непрестижные работы!» – отвечает эхо от Владивостока до Смоленска. Это стонут работодатели. От застройщиков до рестораторов. Только компьютерщики не стонут, они как-то обходятся без гастарбайтеров. И СМИ худо-бедно справляются и, дай бог, продержатся до тех времен, когда заметки начнут за людей писать роботы-андроиды. Колонки тоже. Недолго уже осталось.

Пандемия сдула из России, наверное, пару-тройку миллионов гастарбайтеров. Может, больше. Оценки насчет того, сколько их тут было до пандемии на самом деле, разнятся. Что-то около 10-11 млн. По этой части мы на втором месте в мире после Америки (с очень небольшим отставанием), где своего населения почти в 2,5 раза больше, чем у нас. Работодатели отраслей, где работников-мигрантов особенно много, взмолились и с мольбой дошли аж до президента: мол, надо как-то их сюда завозить, рук не хватает, стройки встанут. В краткосрочном плане, может, оно так и надо сделать, чтобы избежать коллапса отрасли. А вот в долгосрочном и даже среднесрочном плане, уверен, с этой практикой надо кончать решительно и бесповоротно. Осталось решить, где кончаются эти самые краткосрочные меры.

Основной поток гастарбайтеров к нам идет понятно из каких стран. После открытия безвизового режима с Европой для Украины и Молдавии работа в России стала для тамошних граждан менее интересной. Хорошо еще, спасибо ему, «батька» Лукашенко помог со своими репрессиями: ведь пойди и он еще «на Запад» интегрироваться, от нас бы и белорусы сбежали. Но их все равно мало, на всю Россию не хватит.


Угроза, как она видится на массовом уровне, от мигрантов – понятно какая. Наши обычаи принимать не хотят, русский язык толком не знают, хотя многие тут оседают, получают гражданство. По некоторым оценкам, оседают до трети, но надо учитывать общий масштаб, это вам не от малочисленных белорусов треть осталась. Периодически случаются эксцессы, как недавно в Подмосковье, где граждане Таджикистана изнасиловали и убили немолодую женщину, которые вновь заставляют поднимать хайп: вот, мы же говорили.

Кстати, сцены в подмосковной деревне Бужаниново, где все это произошло и где жители сошлись на несанкционированный сход и им за это ничего не было, отдаленно напоминают аналогичные сцены на американском Юге периода расовой сегрегации (слава богу, у нас без ку-клукс-клана): мол, чтоб духу вашего «чужеродного» тут не было, только в прислугу, только задешево, сделал дело – и свалил. А чем в Америке кончилось? Правильно – Black Lives Matter. Ну и коленопреклонением, конечно.


В ответ на «долой мигрантов!» звучат предложения по поводу «усиления интеграции». Надо их обучать русскому языку, надо заставлять жить по нашим порядкам и обычаям. Я уважаю такое мнение, во всяком случае, надо пытаться все это делать. Хуже не будет. Но сам, будучи скептиком по природе, в действенность всех этих благих мер не верю ни минуты.

Они не интегрируются и не станут подстраиваться. Это люди иной культуры, традиций, религии (она часть общей культуры). И они останутся верны своим традициям, своей культуре и своей религии. Мы же не собираемся крестить их насильно, не так ли?

Более того, я не знаю ни одной страны в мире, где массовая иммиграция «иноверцев» (не имею в виду именно сугубо религиозный аспект, а общецивилизационный) была бы успешно переварена в некоем плавильном котле христианско-иудейской цивилизации.

Это котел даже в Америке, которая его сама сконструировала, уже толком не работает. Главное, что демография работает не на нас и вообще не на аборигенов «цивилизованного мира», а на «приезжих» и родственные им народы. Та же Америка к 30-40-м годам нынешнего века станет страной, где белые, в основе своей англосаксы, будут уже не большинством, как сейчас, а окажутся на втором месте после испаноязычных, которых там выделяют в отдельную демографическую группу, причем небезосновательно. Первым языком США может стать уже не английский, а испанский. Произойдут еще более значительные общественные изменения.

Нас ждет еще более серьезная демографическая трансформация. По некоторым прогнозам, граждане, принадлежащие к мусульманской культуре (вне зависимости от того, как строго они следуют религиозным традициями и канонам) к 2040-2050 годам станут в России большинством. Так что еще неизвестно, кому к чему придется больше приспосабливаться и во что интегрироваться.

Это не хорошо и не плохо – такова демография. Она может внести драматические перемены в общественную и политическую жизнь в нашей стране, которые пока трудно предвидеть во всех подробностях. Вопрос сегодня в том, стоит ли торопить события и завозить сюда миллионами людей, которые не могут – и давайте будем честными – не собираются становиться «типичными русаками», как случилось с теми некоторыми иностранцами, которые начали массово заезжать сюда при Петре Великом. Настолько, что и русский язык они подчас знали лучше самих аборигенов. Кто у нас «Толковый словарь живого великорусского языка» составлял? Он, конечно, известен как Владимир Иванович, вот только папа у него был датчанин Йохан Кристиан, а мама – немка, урожденная Фрейтаг. Но мы отвлеклись.

Если прислушаться к некоторым стонам работодателей, то нашей стране, чтобы «идти в будущее», надо аж до 5 млн гастарбайтеров завезти прямо немедленно. Звучат предложения организовать «дешевые чартеры» или чартерные поезда. Дать приезжим тут временное доступное жилье, обеспечить медпомощью и так далее. Иначе – кирдык.

Кстати, слово «кирдык» происходит от созвучного киргизского боевого клича «кирдик», означающего «мы вошли». При взятии города или крепости, например.

Аргументация в пользу такой политики сводится к нескольким тезисам. Главный – дешевизна иностранной рабсилы. Хотя это уже не совсем так. Скажем, по состоянию на прошлый год медианная зарплата что в столице, что в российских регионах у гастарбайтеров была примерно на треть выше, чем у «аборигенов». Отчасти это объясняется тем, что они работают дольше. Ну так и те, кто из россиян по-настоящему вкалывает, уже 8-часовым рабочим днем давно не ограничиваются. На столичных и региональных стройках зарплаты разнорабочих и специалистов варьируются от вполне сносных 35-60-тыс до 80-90 тыс. и выше. Хотя, конечно, работодатели несут дополнительные издержки в случае найма россиян, поскольку, если в белую, то надо платить еще социальные платежи около 40%. Кстати, с какой радости аналогичные платежи – хотя бы некоторые – не взимают с гастарбайтеров? Кроме пенсионных. Они разве тут ничем не пользуются? Включая скорую, если что.

Также, если подсчитать все прямые и косвенные издержки общества от такого набега приезжих, то экономия конкретных предпринимателей на оплате их труда покажется сущей мелочью. Но это знакомая схема: приватизация прибыли и национализация убытков.

Второй аргумент: россияне не идут на «непрестижные работы». Ну так надо поднимать их престиж. Да, они не хотят вставать в общий строй серых теней, которых на рассвете автобусами увозят от общежитий на точку и потом привозят обратно. Эти люди напоминают подконвойных рабов и выглядят они совсем непрестижно – помыкаемые «ментами» и бригадирами, лишенные соцзащиты и порой элементарных человеческих прав. Россияне не хотят выглядеть и быть, как они. Они в этом виноваты? Наше государство видит так «идеальных работников» (и граждан)? Это лишь кажется удобным и дешевым. Пока рабы не восстанут.

Использование дешевой рабсилы тормозит процесс механизации труда и внедрение передовых технологий, задает заниженные стандарты по всему рынку труда, занижает нормы соцзащиты и безопасности. Это деградация экономики, паразитирующей на дешевых трудовых ресурсах.

Наконец, почему «дешевые чартеры» должны быть доступны гастарбайтерам, но не жителям российской провинции? Как и временное нормальное жилье и медобслуживание. Почему мы опускаемся до трудовых стандартов и норм, характерных для России самого начала ХХ века, когда начали принимать самые первые законы в пользу рабочих? И сами предприниматели начали обустраивать их вполне сносный даже по нынешним временам быт. Руины или даже целые постройки возведенных всякими Морозовыми первых многоквартирных домов для рабочих и сейчас сохранились в умирающей российской глубинке рядом с руинами закрытых предприятий.

Другой аргумент: россияне не обладают должной квалификацией. На улицах столицы и других городов можно, однако, воочию увидеть, насколько «высока» квалификация многочисленных укладчиков и переукладчиков плитки и бордюров, а также асфальта с помощью лопаты и деревянных ручных трамбовщиков. Не надо нам рассказывать сказки, что вот эти забитые и плохо говорящие на языке страны трудоустройства люди, понукаемые, как скот, обладают некоей высочайшей квалификацией. Или у них на въезде проверяют дипломы о полученных профессиях? Ну разве что у некоторых – интересуются. У подавляющего большинства нет. Просто они уже с соплеменниками оккупировали целый ряд профессий, передавая свой нехитрый практический опыт новым кадрам. Между тем, обучение простым, да и тем же строительным специальностям обойдется в примерно тысяч пять рублей на работника в соответствующем техникуме или колледже продолжительностью максимум в месяц. И вот эту самую разрушенную (под напором дешевой рабсилы в том числе) систему профтехобразования давно пора воссоздать, переориентировав на самих россиян.

Ну и, наконец, нехватку населения можно восполнять качественной иммиграцией, основанной на баллах (учитывая квалификацию и уровень образования) и исходящей из приоритета для носителей российской цивилизационной культуры. И да, этим людям надо давать гораздо большие «подъемные», чем сейчас предусмотрены по программе переселения соотечественников.

Например, вы знаете, какое пособие положено даже вынужденному переселенцу в нашу гостеприимную страну? В 2021 году. 100 (сто) рублей. Единоразово. Если семья переселенца признана малообеспеченной, то на каждого члена семьи – по целых 150 (сто пятьдесят) рублей. Тоже единоразово.

А вот подъемные уже для переселяющихся по программе переселения соотечественников в регион приоритетного заселения (типа Камчатки, например, или Хабаровского края) составят в общей сложности (выплачивают в два приема) менее 300 тыс. рублей на заявителя и менее 150 тыс. на члена семьи. В регион не приоритетного заселения типа Брянской или Костромской области, которая у нас будто прямо-таки «процветает» настолько, что народ плодится, как кролики (на самом деле, численность населения Костромской области за последние 20 лет сократилась более чем на 15%): 20 тыс. рублей на заявителя и 10 тыс. на члена семьи.

Это полный кирдык, иными словами. На этом у меня все.
Автор
Георгий Бовт
Политолог
Tags: Интербляди
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment