Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Categories:

Царские интенданты, говорите?

Архивные документы свидетельствуют, что в годы войны под трибунал попало немало тыловиков.

Например, многочисленные факты казнокрадства и разбазаривания имущества и продуктов приведены в приказах заместителя наркома обороны маршала А.М. Василевского, изданных в 1944 году. Тыловики 63-й армии только за 10 дней февраля 1944 года умудрились израсходовать на устройство банкетов и раздать генералам и офицерам «721 кг. мясных изделий, более 280 кг. шоколада, сахара и конфет, свыше 220 кг. масла и сала, 358 литров водки, 17 тыс. штук папирос и много других продуктов».

В том же году в Управление бронетанковыми и механизированными войсками 1-го Украинского фронта прибыло около 2 вагонов подарков с продовольствием и вещевым имуществом от братского монгольского народа. Вместо того, чтобы оприходовать их, решили поделить подарки (более 100 пудов) между высшими чинами управления, а остальное отправить в Москву.

Всего генералами и офицерами этого управления было в общей сложности разбазарено более 15 тонн мяса, колбасы, около 3 тонн масла, 2 тонн колбасы и другое имущество.

Приказом А.М. Василевского и начальника тыла Красной Армии генерала армии А.В. Хрулева от 17 июня 1944 года военному прокурору 1-го Украинского фронта предписывалось расследовать приведенные факты разбазаривания подарочного фонда и привлечь генерала Орловского, полковника Маряхина, майора Тарасенко, капитана Фридмана к судебной ответственности[1].

Но до суда дело не дошло. Помощник командующего бронетанковыми войсками В.В. Орловский отделался дисциплинарным взысканием, вскоре стал генерал-лейтенантом. Полковник Сергей Степанович Маряхин в августе того же года был удостоен ордена Богдана Хмельницкого 2-й степени. Он дорос до генерала армии, в 1968 году был назначен заместителем Министра обороны СССР по тылу.

А вот в 1942 году репрессивная политика в отношении тыловиков была более жесткой.

27 июня 1942 года заместителем наркома обороны был издан приказ № 0522, которым объявлялся приговор военного трибунала Западного фронта. В приказе говорилось, что преданы суду и осуждены за срыв снабжения 50-й армии и неподготовленность армейских дорог к весенней распутице начальник тыла 50-й армии Западного фронта генерал-майор интендантской службы Сурков, военный комиссар управления тыла армии старший батальонный комиссар Нарышкин, начальник отдела продовольственного снабжения той же армии интендант I ранга Захарьев, начальник организационно-планового отдела управления тыла полковник Комлев, начальник автодорожного отдела военинженер 1 ранга Самошенков, начальник отдела ГСМ военинженер I ранга Лисицын и начальник отделения (по хлебопечению) продовольственного отдела военинженер 2 ранга Хохлов.

Сурков, Нарышкин и Комлев были осуждены к расстрелу; Захарьев, Самошенков и Хохлов – на 10 лет лишения свободы каждый, с отсрочкой исполнения приговора до окончания военных действий. Кроме того, все осужденные были лишены военных званий.

Между тем, разжалованного генерала Константина Вениаминовича Суркова не расстреляли. К нему (а также к Алексею Григорьевичу Нарышкину и Павлу Ильичу Комлеву) Военная коллегия, изменив приговор военного трибунала Западного фронта, также применила примечание 2 к ст. 28 УК РСФСР и отправила осужденных в действующую армию.

Осужденным было разъяснено, что в случае если они проявят себя в составе действующей армии стойкими защитниками СССР, то по ходатайству командования могут быть освобождены от наказания.

Вскоре за К.В. Суркова похлопотал перед И.В. Сталиным командующий Донским фронтом К.К. Рокоссовский и Суркову вновь присвоили генеральское звание. Нашли и соответствующую этому званию должность - его назначили начальником тыла 2-й танковой армии. Потом он был начальником тыла 60-й армии. В 1943-1945 годах удостоен семи орденов, в том числе ордена Ленина.

Гвардии подполковник А.Г. Нарышкин в 1945 году возглавлял Отдел трофейного имущества 11-й гвардейской армии, награжден 3 орденами и медалями.

Подполковник П. И. Комлев продолжил службу заместителем начальника организационного отдела штаба Управления 1-го Белорусского фронта. В 1944 году был назначен на должность начальника орготдела Штаба Тыла Войска Польского. Удостоен 4 орденов и медалей.

Инженер-подполковник Иван Кириллович Самошенков в конце войны был заместителем начальника Автоуправления 3-го Белорусского фронта. Награжден 3 орденами и медалями.

Подполковник Николай Александрович Захарьев воевал в службах тыла 5-й армии Западного фронта. В июле 1945 года он был произведен в генерал-майоры интендантской службы, а закончил военную службу генерал-лейтенантом, заслужил 5 орденов, в том числе орден Ленина...

Непросто сложилась на фронте судьба начальника тыла Северо-Западного фронта генерал-майора интендантской службы Николая Александровича Кузнецова. Он был арестован 13 января 1942 года. А 6 февраля военный трибунал фронта приговорил его и военного комиссара управления тыла фронта бригадного комиссара И.П. Лопухова к расстрелу за совершение преступлений, предусмотренных ст. ст. 193-17 п. «б» и 193-20 УК РСФСР. Им вменялось в вину, что в конце 1941 года по причине халатности и «элементов морально-бытового разложения» они не организовали должным образом работу тыловых органов. В силу этого, отмечалось в приговоре, в период подготовки войск фронта к наступлению Кузнецов и Лопухов «не приняли решительных мер к полному всестороннему обеспечению войск фронта продовольствием, фуражем и горючим», не подготовили «грунтовые дороги для передвижения автотранспорта», не организовали регулирование его движения на этих дорогах и не приняли мер к сохранности имущества в домах эвакуированных с Валдая граждан. Кузнецов, кроме того, был обвинен в том, что при отступлении в первые дни войны из Прибалтики не принял мер к «эвакуации или уничтожению разных военных складов», которые достались противнику, а 26 декабря 1941 года сбил на своем служебном автомобиле регулировщика, попавшего с травмами в госпиталь[2].

Ни Кузнецов, ни Лопухов вину в совершении этих преступлений не признали. Они заявили, что имевшиеся недостатки при подготовке наступательной операции были обусловлены объективными трудностями. В частности, Н. Кузнецов утверждал:

- Как для меня, так и для Военного совета, для начальника штаба было совершенно ясно, что запасов на проведение операции нет. Железнодорожные поставки могли производиться лишь по одной находившейся в распоряжении Генштаба ветке, по которой снабжался также соседний Калининский фронт и 52-я армия. Я неоднократно докладывал об этом Военному совету, говорил о том, что минимальная потребность в запасах на операцию составляет до 30 поездов и что мы скоро и текущую потребность войск будем не в состоянии обеспечить. Командующий войсками генерал Курочкин после моих докладов обычно заявлял: «Буду звонить Сталину, еще 2-3 дня и окончатся оперативные перевозки, а там нам сразу будет подано все».

Военный трибунал фронта не внял доводам обвиняемых и приговорил их к расстрелу. Когда приговор попал к уполномоченному Ставки Н. Булганину, тот наложил на нем следующую резолюцию: «1. Приговор в части лишения звания Кузнецова и Лопухова утвердить. 2. Расстрел заменить лишением свободы с направлением на фронт с предоставлением рядовой работы по решению Военного совета Северо-Западного фронта. Булганин»[3].

После этого, определением Военной коллегии от 25 февраля 1942 года Кузнецову и Лопухову расстрел был заменен 10 годами лишения свободы каждому, с отсрочкой исполнения приговора и направлением их в действующую армию.

Через несколько месяцев начальнику тыла РККА генералу А.В. Хрулеву удалось вернуть Кузнецову и звание и должность. По представлению Военного совета фронта судимость с него и Лопухова была снята. По воспоминаниям сослуживцев, он оказался хорошим организатором и очень хорошо проявил себя на фронте в дальнейшем[4]. Однако вопрос о прекращении этого дела за отсутствием в действиях Кузнецова и Лопухова состава преступления был поставлен Генеральным прокурором СССР только в 1981 году. При проверке дела был тогда, в частности, допрошен генерал-лейтенант в отставке Сакович, сменивший Кузнецова на должности начальника тыла фронта после его ареста. Он утверждал, что Кузнецов честно и добросовестно выполнял свои обязанности и не его вина в том, что запасы для наступательной операции не были своевременно подвезены. Об этом хорошо было известно военному совету и Булганину, который после провала операции решил свалить всю вину на Кузнецова. Отсутствовала его вина и по всем другим предъявленным пунктам обвинения. Поэтому на Пленуме Верховного Суда СССР, состоявшемся 16 апреля того же года, протест Генерального прокурора был удовлетворен и дело в отношении Н.А. Кузнецова и И.П. Лопухова прекращено за отсутствием в их действиях состава преступления.


[1]Архив Военной коллегии, оп. 8, д. 77, с. 416-418.

[2]Надзорное производство военной коллегии №1н – 0128. с. 2-3.

[3] Там же, с. 3

[4]В 1944-1945 годах генерал-лейтенант Н. А. Кузнецов был начальником тыла Карельского и 2-го Прибалтийского фронтов.
Автор Вячеслав Звягинцев
Tags: Коммунисты и Русский народ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments