Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Categories:

Очарованный странник, почти по Лескову


Иеросхимонах Стефан (Игнатенко) (в миру Дмитрий Иванович Игнатенко) родился в 1886 году в селе Вознесенском Благодарненского уезда Ставропольской губернии в семье терского казака Ивана Давидовича Игнатенко. Уже в школьные годы определился выбор его жизненного пути: монашество.

В 1898 году, после смерти матери, подросток отправляется с паломниками на Афон. Но юному послушнику не суждено было остаться на Святой Горе. Не выдерживая непривычных климатических условий, он тяжело заболел малярийной лихорадкой и по совету старцев был вынужден вернуться на родину.

Отъезд Дмитрия совпал с подготовкой основания на Кавказе подворья Иоанно-Богословской Афонской пустыни и 11 декабря 1904 года состоялось торжественное освящение храма во имя Успения Пресвятой Богородицы в новой обители на склоне горы Бештау.

В 1908 году Дмитрий Иванович Игнатенко поступил послушником во Второ-Афонский Успенский мужской монастырь. Его духовным руководителем стал настоятель иеросхимонах Герасим (Попов). В 1914 году, в десятилетнюю годовщину основания обители, состоялся монашеский постриг Дмитрия с именем Стефан, в честь преподобномученика Стефана Нового.

Уклад жизни отца Стефана неизменно следовал монастырскому распорядку. Во время пребывания в обители был заложен глубокий и прочный фундамент духовной жизни старца. Он исполнял разнообразные монастырские послушания: шил одежды и облачения, пёк просфоры, работал на огородах и виноградниках, заведовал церковно-приходской школой для бедноты, служил в домовом храме.

В 1916 году иеродиакон Стефан был рукоположен епископом Владикавказским Антонином во иеромонаха и служил на подворье монастыря в Пятигорске.

По сохранившимся воспоминаниям, отец Стефан имел великий дар рассуждения: он мог убедить пришедшего к нему учёного вольнодумца, фанатичного сектанта или вовсе неграмотного крестьянина в истинности веры Христовой. При этом кроткого, молчаливого монаха отличали простота и истинная скромность, он никогда не настаивал на своём мнении.

Часто во Второ-Афонский монастырь приходили пустынники, которые предпочитали уединенную молитвенную жизнь. Многие из них скрывались в глухих уголках Псху и Цебельды, в высокогорных областях Абхазии. Они приходили в монастырь, чтобы исповедаться и причаститься. Их простые рассказы увлекали отца Стефана. Его душа тяготела к глубокому уединению и молитвенной тишине, и он отпрашивался у настоятеля и, получив благословение, подолгу жил с отшельниками в горных пустыньках.

Потрясения и скорби революции и последовавшего за ним обновленческого раскола отец Стефан переживал тяжело. В 1920-е годы единственным твердым оплотом православия в окрестностях Кавказских Минеральных Вод, неколебимо державшим светильник истинной веры, оставался Второ-Афонский Успенский монастырь на Бештау.

12 июля 1927 года, в день памяти апостолов Петра и Павла, монастырь был закрыт, а братия ушла в горы.

Тайный православный скит спрятался в густых рощах хребта Псху близ района Цебельды. Разбросанные по лесу хижины-кельи были сколочены из местного леса, в одной из них устроили храм, крышу которого венчал деревянный крест. Монахам удавалось поддерживать монастырский распорядок и богослужебный строй. Духовником братии стал отец Пимен (Гавриленко) (в будущем схиархимандрит Пимен, духовник и старец Псково-Печерского монастыря). Естественной преградой, останавливающей любопытных, был глубокий овраг, разрезавший склон в полста саженях от поселения. По дну пробил дорогу ручей, и монахи спускались за водой по верёвке. Пустынь так и называлась «Глубокая».

29 апреля 1930 года отряд НКВД добрался до тайного поселения. Монахов выгнали из келий и повели в Сухум. 6 мая 1930 года Стефан Игнатенко был обвинён по статье 58/21 УК ССРГ (религиозная пропаганда).

На допросе иеромонах Стефан держался спокойно, с достоинством и смирением отвечал на вопросы. Также твёрдо держался на допросе и келейник отца Стефана – Серафим Фетисов.

Этап, в который попал отец Стефан, направили в Тифлис. Батюшку поместили на три года в исправдом. Из прибывших монахов власти образовали трудовую колонию – Совхоз № 1 Закавказского ГПУ Грузии. В мае 1932 года подошёл срок освобождения отца Стефана и его собратьев. Однако отпустили лишь совсем старых и немощных. Остальным добавили ещё по три года заключения, обвинив в религиозной пропаганде, которой узники якобы занимались посредством переписки с оставшимися на воле знакомыми.

Один из влиятельных чекистов (впоследствии заместитель министра НКВД Грузии Борис Николаевич Колонтаров) после бесед с отцом Стефаном расположился к нему. Борис Николаевич и его жена Вера Ильинична (в девичестве Ермакова, дочь бывшего вице-губернатора Тифлиса) оказались верующими людьми. Супруги внесли крупный залог и освободили Стефана Игнатенко.

Некоторое время батюшка находился на даче Колонтаровых под видом сторожа. Затем его переправили в пригород Тифлиса Дидубе, к монахиням.

В Грузии отец Стефан пробыл до 1937 года, а затем приехал в станицу Архонскую под Владикавказом. Приютили батюшку духовные чада, среди которых была семья будущего главного регента Троице-Сергиевой Лавры архимандрита Матфея (Мормыля). Двенадцатилетний Лев Мормыль был приглашен отцом Стефаном пономарить во время служб. Отец Матфей вспоминал, что иеромонаха Стефана все любили, он везде создавал вокруг себя мир Христов. Возможно, именно дружба со старцем вдохновила юного Льва Мормыля на пастырское и монашеское служение.

Изменение взаимоотношений Церкви и государства в послевоенные годы было знаком победы Церкви, победы новомучеников, духовно противостоявших безбожному насилию. Русская Церковь выстояла и современники тех событий видели в этом торжестве наглядное воплощение евангельского обетования «создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (см. Мф. 16, 18). В эти годы снова стали открываться церкви, на свободу выходили ранее арестованные священнослужители.

В послевоенные годы иеромонах Стефан (Игнатенко) скитался по Кавказу. При этом он всегда находил возможность помогать странникам, семьям репрессированных священников, отдавая нуждающимся последний кусок хлеба.

В 1949 году архиепископ Антоний (Романовский) принял отца Стефана в клир Ставропольской епархии. Владыка, сам прошедший лагеря и ссылку, старался всячески оградить иеромонаха Стефана от внимания властей, посылая его в дальние приходы. Постоянного места служения у старца не было – он считался командировочным священником. В 1950 году архиерей пожаловал отцу Стефану золотой наперсный крест.

В конце концов, отца Стефана определили в Кисловодск, в Пантелеимоновский храм. Бывало, что он приходил к ранней литургии и его просили исповедовать народ. Старец кротко ставал к аналою и исповедовал до конца поздней литургии. Чин исповеди проводил полностью, каждого внимательно слушал.

В 60-е годы в Пантелеимоновском храме вместе с иеромонахом Стефаном служил отец Александр Докукин (будущий Владыка Гедеон). Он часто обращался к нему за советом, глубоко почитая батюшку, как кротчайшего, духовно опытного старца.

9 апреля 1965 года на заседании Горисполкома Кисловодского Совета депутатов было принято решение о сносе молитвенного здания Пантелеимоновской церкви. Храм закрыли, а затем взорвали. В последующие годы отец Стефан возносил свои молитвы к Богу в своём маленьком домике, постоянно принимая людей, идущих к нему за молитвенной поддержкой и наставлением. Также он являлся духовником Кавминводского благочиния и регулярно исповедовал священников.

Отец Стефан стяжал от Господа духовные дары прозорливости и целительства. Приходящие всегда получали помощь, поддержку и полезный совет.


В 1968 году архимандрит Матфей (Мормыль) прилетел на Кавминводы и заехал к отцу Стефану узнать о здоровье и дальнейших планах. Старец молвил: «Пора в схиму» и попросил оставить имя. 15 августа 1968 года, в день памяти первомученика Стефана, отец Матфей постриг своего наставника в великую схиму.

Свою кончину старец предвидел и подготовил духовных чад к расставанию. Иеросхимонах Стефан (Игнатенко) почил о Господе 13 февраля 1973 года, накануне праздника Сретения Господня.

Похоронен подвижник веры на Седлогорском кладбище Кисловодска. Над его могилой устроена надгробная часовня, в которой не смолкает заупокойная молитва. Люди идут сюда со своими нуждами и скорбями и получают утешение и укрепление.

В комиссию по канонизации Пятигорской и Черкесской епархии приходят письма с рассказами о молитвенной помощи отца Стефана, как при жизни, так и по его блаженной кончине. Случаи чудесных исцелений, неожиданного освобождения из мест заключения, рождения долгожданных детей. Исповедник и подвижник веры иеросхимонах Стефан (Игнатенко) и по сей день не оставляет своих духовных чад.
Источник журнал "Фома"
Tags: Вера православная
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment