Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Categories:

Обычная жизнь крестьянского паренька в Эсесерии. Социальный лифт сработал



Лагуткин Николай Иванович родился в средней полосе России, а точнее, в Пензенской области, в семье крестьянина Ивана Прохоровича.

Из детских воспоминаний: изба из кругляка, русская печь в центре дома и голландка, две скамьи вдоль стен. Большой стол в передней, куда садилась семья: родители, бабушки и дедушки по линии отца и матери, пятеро детей: сестра Фима и братья Петя, Никита, Коля, Миша. А ещё жена брата отца с двумя детьми - дочерью Ефросиньей и сыном Александром. Их отец, Василий Прохорович Лагуткин, погиб в гражданскую войну, воевав за красных.

В избе стояла лоханка, кадка, чуть больше полуметра высотой. В ней зимой утром и вечером кормили корову, здесь же доили, а после выводили во двор.

Над лоханкой все умывались, а ребятишки, кроме того, справляли в неё малую нужду.

Дети росли, не зная, что такое ботинки, туфли, сапожки, а когда подрастали, дед Прохор плел им лапти. Весной, чтобы не замочить в лаптях ноги, к ним привязывали липовые или осиновые колодки, напоминающие букву "П".

Штаны и рубашки на большую семью мама шила из холста, который сама же ткала. Когда подросла дочь Фима, они всю зиму, на пару, не зная отдыха, с утра до глубокой ночи при свете керосиновой лампой ткали и отбеливали холст.

Николай родился в 1913 году. До 1930 года не знал, что такое пальто, не было у него сапог, как и у старших братьев.

В 1920 году умерла бабушка, вскоре и сноха - мать Фроси и Александра.

Сестра Фима в 1923 году вышла замуж, в 1927 году женился старший брат Пётр. Через два года ему поставили избу, и он стал жить отдельно.

В 1927 году Николай окончил третий класс, четвёртого в селе Новознаменском не было.

Учительница Коли убедила отца, что мальчика надо отправить учиться в школу крестьянской молодёжи. Это была школа с уклоном в сельское хозяйство. Ребята изучали основы полеводства и животноводства.

Школа находилась в восьми километрах от родного села, Коле родители снимали квартиру. В один из роковых февральских дней за Николаем приехал милиционер. Он доставил парнишку в районную тюрьму. Камеры были переполненны, люди стояли вплотную друг к другу. Здесь же находился брат Никита, увидев Колю, он заплакал навзрыд. Не из-за слабохарактерности, а потому, что был старше и отчетливее понимал трагичность дальнейшей судьбы.

Хозяйство Лагуткиных, в котором были две лошади, корова, пять овец, дом да надворные постройки, признали кулацким и конфисковали. Отца отправили на каторжные работы, а семью ожидала высылка в отдаленные районы Сибири.

Под конвоем арестованных мать и троих детей привели к железнодорожному вокзалу. Толпа людей, плач... Погрузка в холодные телячьи вагоны, две недели в пути. Голод, скученность, антисанитария. В дороге мать, Матрена Ефимовна, Николай и Никита заболели тифом.

На Северном Урале в городе Надеждинск семью Лагуткиных высадили из вагона, троих поместили в больницу. Младший Миша, дошкольного возраста, был оставлен на произвол судьбы, и уже сам приютился в одной из кочегарок и находился там около месяца. В будущем Михаил - офицер Советской армии.

Никита скончался в больнице, не дожив до двадцати лет. После выписки Лагуткины нашли Мишу, закопченного и голодного. Дальше - поездом до станции Марсята, в 70 километрах от Надеждинска. Ссыльных селили в бараках по 50-60 человек в секции. Смертность среди них была высокой. Николай предложил матери бежать. Женщина решила, что бежать он должен один, а затем предпринять все возможное, чтобы спасти её и Мишу.

Воспользовавшись документами Никиты, Николай сумел выбраться в Надеждинск (сейчас город Серов). С великими ухищрениями при помощи одной милосердной женщины смог купить билет на поезд и доехать до станции Симанщина, куда приехал затем брат Пётр.

Поехать сразу же за мамой и Мишей не было возможности. Это промедление стоило жизни Матрене Ефимовне. Ей было 42 года. Едва удалось спасти Мишу.

Дальнейшая жизнь Николая проходила в повседневном страхе: вот узнают, вот заберут. Работал он в совхозе Федоровский помощником животновода, жил на квартире. Однажды добрые люди предупредили о предстоящем аресте.

На следующее утро пассажирский поезд увозил Николая в Ленинград, а затем на станцию Котлы Кингисепского района. Там на строительстве железной дороги к границе Эстонии он проработал до 1934 года.

Затем поступил в Ленинградский рыбопромышленный техникум на гидротехническое отделение. После успешного окончания техникума направлен в Тамбовский Госрыбтрест, где зачислен на должность старшего гидротехника. Проработал два года, в июне 1940 года был призван на действительную службу в армию.

Через год началась война с немцами. На передовой Лагуткин провоевал до конца октября. За это время полк с ожесточёнными боями дважды выходил из окружения. В бою при отступлении под Кандалакшей Николай попал в плен.

В лагере военнопленных работал на лесоповале, на разработке каменного карьера на территории Норвегии в районе города Киркинес. Из плена Лагуткину удалось бежать. Это был 1942 год.

Родина встретила не ласково. Приговор: 10 лет лагерей, 5 лет поражения в правах и вечное поселение в отдаленных районах Восточной Сибири. Реабилитирован в 1956 году в связи с отсутствием состава преступления.

До конца жизни в 1991 году Николай Иванович Лагуткин ничего не забыл и никому не простил. Но чётко понимал, что есть Родина, и есть коммунисты-временщики.
Tags: Коммунисты и Русский народ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments