Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Categories:

Не успел развернуться...


Моня Урицкий родился в зажиточной еврейской купеческой семье в Черкассах. Окончил юридический факультет Киевского университета, но службе на благо законности предпочел революционную деятельность. Тюрьмы, ссылки, эмиграция… Обычная судьба российского революционера. Сначала был меньшевиком, после Февральской революции вернулся в Петроград и быстренько примкнул к большевикам. Партийную карьеру делал удивительно быстро — уже через полгода был одним из руководителей Октябрьского переворота.

В марте 1918 года после переезда центральных органов в Москву в Петрограде образовалась своя собственная Чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем. Пост главы ПетроЧК занял Урицкий. По поводу полугодовой деятельности главного силовика северной столицы существуют различные мнения.

Американский историк Александр Рабинович рисует Урицкого чуть ли не ангелом во плоти: якобы он, в отличие от кровавого маньяка Дзержинского был яростным противником расстрелов и массового взятия заложников, боролся исключительно с уголовниками, а разномастных «контриков» в диапазоне от рядовых почтовых чиновников до великого князя Михаила Александровича или вовсе отпускал, или милостиво высылал вглубь страны. Если чекисты кого-то немножечко и расстреливали в Петрограде, то это, дескать, делалось или за спиной Урицкого, или вопреки его яростному сопротивлению.

Однако те, кому довелось жить в Петрограде в 1918 году, очевидно, считали несколько иначе. Они называли начальника ПетроЧК главным вдохновителем и организатором первых репрессий в городе. 22-х летний еврей поэт Леонид Каннегисер именно Урицкого считал виновным в гибели своего друга, расстрелянного вместе с двадцатью другими петроградцами. 30 августа 1918 года прямо в холле здания Комиссариата внутренних дел на Дворцовой площади Каннегисер в упор, в лоб застрелил Урицкого. И спокойно уехал на велосипеде.

На убийство руководителя питерские чекисты отозвались казнью 1412 заложников, виновных только в своем непролетарском происхождении, точно таком же, как у упокоенного врагами революции Мони . Дворцовую площадь почти на 30 лет переименовали в площадь Урицкого. До сих пор в России имеются 666 (что символично!) улиц, площадей и парков, названных в честь зверски убиенного главы ПетроЧК.

🖋
Дмитрий Карасюк
Tags: Евреи и жиды
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments