Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Categories:

При Сталине-то... ага, ну вы уж догадались?


18 июля 1942 года у причальной стенки военно-морской базы в городе Николаевске-на-Амуре была взорвана новая подлодка Щ-138, которая готовилась к дальнему боевому походу В результате мощнейшего взрыва затонула и рядом стоявшая ПЛ Щ-118, а также баржа «Славянка», загруженная боеприпасами, которые, по счастливой случайности, не сдетонировали. Всего погибло 43 подводника.

В ходе проведенного расследования было констатировано, что взорвались запасные торпеды, находившиеся на стеллажах во 2-м отсеке. Но почему это произошло? Первоначально было выдвинуто несколько версий. По результатам расследования осталась одна: «непосредственной причиной катастрофы был диверсионный акт, вероятнее внутри подводной лодки подрывом подложенного взрывчатого вещества к запасным торпедам».

Эксперты установили, что специальный заряд весом не менее 600 граммов, был приложен вплотную к торпеде, или вложен в оболочку ее запального заряда стакана. Но до сих пор не до конца ясно, на чем основывался такой вывод. Ведь вся носовая часть лодки до 40-го шпангоута была разорвана на куски, от нее практически ничего не осталось. Доказательством послужил эксперимент, по результатам проведения которого было констатировано, что «торпеды явно не санкционированно были приведены в боевое состояние перед диверсией, т.е. сняты с предохранителей…, что взрыв произведен насильственным, т.е. диверсионным путем внутри подводной лодки».

По указанной причине в числе подозреваемых фигурировали, прежде всего, несколько оставшиеся в живых членов экипажа ПЛ.

Наиболее вероятным диверсантом был признан помощник командира ПЛ лейтенант Павел Егоров, который не смог объяснить причину своего отсутствия на подлодке и на следующий день после ареста покончил жизнь самоубийством в камере.

По другой версии, Егоров застрелился в своей квартире при попытке его ареста, понимая, что на него попытаются переложить всю вину за случившееся. Такое, к сожалению, в те трагические времена происходило нередко. Если это так, то исполнитель диверсионного акта остался неизвестен. Либо диверсии, как таковой, вообще не было.

Взрыв мог быть и неумышленным. Ведь случаи гибели ПЛ из-за различных нарушений правил хранения и использования боезапаса, а также конструктивных недоработок торпед, были в те годы неединичными.

В то же время, сторонники версии о диверсии в ее подтверждение обращают внимание на ряд следующих косвенных данных.

Во-первых, исключительно расчетливо были выбраны место и время подрыва (за сутки до выхода на боевую службу обе ПЛ были полностью укомплектованы боезапасом; недалеко от подлодок пришвартовалась баржа «Славянка», на которую производилась загрузка боеприпасов и др.).

Во-вторых, как отмечалось в акте комиссии, ранее на ПЛ Щ-138 уже было выявлено несколько повреждений, квалифицированных как мелкие диверсионные акты (вывод из строя перископа, перекрытие ряда клапанов и др.).

26 апреля 1945 года в заливе Владимира произошел взрыв на подлодке Щ-139, стоявшей у причала в бухте Ракушка. Было установлено, что взорвались подрывные патроны в 7-м отсеке. Лодка получила две пробоины в прочном корпусе и затонула. В результате взрыва погибли 4 члена экипажа.

В ходе расследования выяснилось, что взрыв подрывных патронов произвел командир БЧ-2-3 лейтенант А.А. Ефимов. В тот день он дежурил на корабле и в ходе следствия дал признательные показания, что таким способом решил свести счеты с жизнью. Но в последний момент передумал и ушел из 7-го отсека в носовую часть субмарины.

В заключении экспертной комиссии говорилось, что взрыв подрывных патронов «произошел при помощи специально предназначенного для этой цели первичного детонатора, в данном случае запала с длинным бикфордовым шнуром (ДБШ), вставленного в подрывной патрон и подожженного непосредственно перед взрывом, что подтверждается фактом пропажи полученного на корабль подрывного патрона №2 и запала с ДБШ, не разысканного до сего времени». А посему – «Взрыв на подводной лодке Щ-139 не является случайностью или результатом халатности, а представляет собой преднамеренное действие».

Следствие констатировало, что, подготавливая взрыв корабля, Ефимов воспользовался преступно-халатным отношением командира подлодки капитан-лейтенанта И.А. Придатко к своим обязанностям и для организации взрыва использовал бикфордов шнур с запалом, который по вине командира хранил у себя бесконтрольно свыше месяца.

Придатко действительно служил «спустя рукава», имел ряд взысканий за плохую организацию службы, курил на лодке, устраивал групповые пьянки и т.п. А вот с мотивацией действий лейтенанта Ефимова не все так однозначно. Похоже, что моральное разложение Ефимова, как полагал писатель В.В. Шигин, началось еще в США, куда его направили в командировку осенью 1944 года, сразу после окончания училища. А весной 1945 года он с ужасом узнал о том, что их устаревшая и изношенная лодка вскоре должна принять участие в войне с грозным противником – Японией. И, будучи трусливым человеком, стал искать пути, чтобы уклониться от такого участия, грозящего гибелью.

Результатом всех этих размышлений – писал В.В. Шигин – и стал невероятный по цинизму и жестокости план уничтожения собственного корабля»[1].

Военный трибунал Тихоокеанского флота приговорил бывшего командира минно-торпедной боевой части ПЛ Щ-139 А.А. Ефимова по статье 58-9 УК РСФСР (контрреволюционное вредительство) к расстрелу. Командир лодки И.А. Придатко был осужден по статьям 58-10 ч. 2 и 193-17 п. «а» УК РСФСР к 6 годам лагерей.

[1]Шигин В.В. Отсеки в огне. Вече. 2012.
Tags: коммунисты
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments