Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Старший Капитан Леха о Советской Власти

Старший Капитан Лёха о Советском наследии и украиньцях.

… И вообще, дорогой сосед, не нужно меня упрекать в украинофобии и антисоветизме. Особенно во втором. Да. Я не люблю Советскую власть. И не любил никогда. Странно, да? Я, правоверный комсомолец, отслуживший срочную, а потом поступивший в Московскую Краснознаменную Рабоче-Крестьянскую Красную Милицию, и не любил Советскую власть? Да, грешен. Но из слова песни не выкинешь... или наоборот? Всегда путаю.

О чем это я? Об антисемитизме, тьфу ты... на зубах навязло. Да, тут муж с женою, кстати, коренные питерцы, самой дэмократической национальности, давеча после совместного распития алкогольных напитков заспорили о Шагале... Э, плохо вы этих питерцев знаете. Не угадали. Она его. Тупым твердым предметом. А после отмазывалась тем, что покойный называл творчество Шагала еврейской хупцой, чтоб его первая ночь в могиле была не хуже. Нет, в Питер не ногой...

Так вот, антисоветизм. Метящий в Советскую власть попадает в Русский народ. Вот, извольте, у меня книжечка под руками. Что значит, украл? На помойке нашел. Автор, некий Валентинов. «Ория» называется. Про великое и славное государство, отважные воины которого зигуют римским приветствием и носят на щитах знак сокола, а рядом с ними живет грязное, ленивое, порабощенное норманнами государство Роисся. Жители которой живут, как грязные звери. И не люди вообще... Год выпуска, извольте. Одна тысча девятьсот девяносто девятый. До освобождения Крыма куда как далеко... а ведь этот Валентинов с чего начинал? «Око силы» писал, как попаданцы из 91-го года на танках и реактивных самолетах уничтожают большевиков, аки марсиане.

Что говорите, Шмалько его поганая украиньская фамилия? Не удивлен-с.

Повторю еще раз. Бывает антисоветчик, и при этом Русский патриот, да пусть хоть он даже иудей Гиркин. А вот любой ненавистник России, всегда будет и антисоветчиком...

Странно, да? Украиньцы статуи Н. Ленина крушат! А ведь это он сию псевдо-державу по лекалам австро-германского штаба измыслил... Хех, меня всегда умиляло — вот, Н. Ленин в Поронине — сие польская земля, которая вместе с Краковом в Двуединой державе обретается. Война началась, русско-подданных интернируют, и куда же попадает Н. Ленин? В концлагерь смерти Талергоф? Отнюдь. Немецкие социяль-дэмократы за него заступились, ага... Это и называется, покумиться. С опером, ага. Австрийским.

А про поголовную украинизацию 1926 года вспомнить? Когда селяне напрочь отказывались говорить на поганой украиньской мове, ибо не с кем? Тьфу ты, будь прокляты эти интернационалисты, все эти Зиновьевы, Троцкие и Ленины... Что значит, почему я так Н. Ленина не люблю? А вот извольте.

Было это в те славные годы, когда я в ВВ срочную тянул. Как раз тогда наступал очередной юбилей Вечно живого... Правильно вы отметили! Карла Мракс, сие Бог-Отец, Н. Ленин — Бог-Сын, а уж наш дорогой Леонид Ильич, надо думать, Дух Святый...

Что говорите, Довлатов? «Зона», по которой «Комедия строгого режима» снята? Чушь и вранье. Да кто бы позволил зеку ЛЕНИНА играть? В любом областном драмтеатре на роль Кузьмича утверждала ИНСТАНЦИЯ. Не менее как замзавотдела на Старой Площади. И уж потом отрицательного героя сей лицедей играть не мог! Как же! После Кузьмича, сие не вместно.

Да, так что лагерная самодеятельность «Кремлевские куранты» ставить не могла, ни-ни!

Да нам с Вечно Живым и без того весело было.

Итак, в самом начале апреля, когда в нашем не столь отдаленном краю уж отвыла последняя пурга, послал меня Бумбараш в районный центр, не далече, верст этак за сто, максимум стописят. Да кто их, версты эти, считал? Прицепили к трактору сани-волокушу, и в путь -дорогу. А Бумбараш мне и говорит, мол, Сеня, береги руку, тьфу ты, груз довези! Кто такой Бумбараш? Замполит наш. Украинець, понятное дело... Как прапорщик, завсклада, хлеборез, так национальность и не спрашиваю. Замполит, это не профессия, национальность! Але жид, чи хохол...

В целом-то, умерь Бумбарашка свою неуемную энергию, так вроде и ничего. Дурачок, понятное дело, да где же вы украиньця умного видели? Хрущев, говорите? Сатанинский хохот три раза. Понимаю, гротэск.

Ага, был наш Бумбарашка страшным существом. Не просто дурак, а дурак с неуёмной энергией. И инициативой. И так он нас со своими встречными планами да социалистическими обязательствами задрал, что контингент всуръез прикидывал, как его в отхожем месте утопить? Всех доставал. И зека\зека, и цириков, и оперсостав. Даже наш Папа, и тот от него желтел и пил больше, чем обычно. А это скверно сказывалось на его потенции, ибо похаживал он к директрисе поселковой начальной школы, старушке лет тридцати... А что? Мне тогда, восемнадцатилетнему, все, кто старше двадцати, старушками мнились. Эх, если бы молодость знала... Что значит, если бы старость могла? Я и сейчас еще могу. Изредка.

Тьфу на вас. Вот все свернете на половую греблю. Маньяк вы, право слово... о чем это я? А , про греблю. Уж прогреблись мы с трактористом на обратной дороге досыта. Весна, почуяв волю, превратила лесовозную дорогу в противотанковое препятствие. Поедем, застрянем. Я груз из саней на обочину помечу, трактор дернет, выберется. Я опять коробки да картонные ящики в сани пометаю, да едем... до следующей колдоёбины. Нет, именно до неё, родимой.

Вместо шести часов добирались назад все тридцать...

Ну, увидел я наконец родную запретку с вышками над нею, дотянул до штабного барака, по счету все места сдал, да в казарму... Только растелешился, прибегает шнырь и дергает меня до Папы. Застонал я, кой-как оделся да поплелся в штаб. Захожу браво, докладываю, мол, ефрейтор...и замираю. Немая сцена. Стол. На столе стоит початая бутылка водки и бюст. Гипсовый. Кузьмича, ага. Весь оббитый, будто Володинька Ульянов в Симбирске оспу перенес, причем на ногах. Короче, черти на ленинском лбу, переходящем в лысину, горох молотили. Усердно.

За столом сидит Папа. Перед ним стакан и пистолет Макарова. Выпей, ефрейтор, на прощание, говорит он мне ласково...

Командира приказ, Родины наказ. Махнул я стакан залпом, даже вкуса не почуял. Пойдемте, говорю, т-щ полкан, во двор за пилораму, там и рассчитаемся... А он мне — закуси напоследок! И кусман хлеба с тушонкой на нем протягиват. Нет, говорю, Русские после первой не закусывают!

Что это за надуманная коллизия, спрашиваете? Мол, хрен с ним, бюстом, что, нельзя было другой купить? Отвечаю. НЕЛЬЗЯ.

Потому как Советская власть. Надо заявку писать в райком, те из худфонда новый выпишут (кому попало лепить тожеть не доверят! А как же! Идеология!), а потом поясняй, отчего старый бюст в негодность через двое суток пришел?

Да ведь замяли бы... Как не Бумбараш! Эта сволочь украиньская обязательно отписал бы, что осквернение (так!) светлого Лика Вождя проистекло из-за провала воспитательной работы! За которую отвечает... кто? Замполит? Ответ не верный. Папа. Он за все отвечает. И за промфинплан, и за стенгазету «Мойте грабки перед хавкой!» на стене у лепилы. А Папа старенький, пятый десяток разменял, ему на пензию по выслуге уже пора... а тут, какая пензия? Вернешься к тому, с чего начинал, выводным в исполнительную тюрьму.

Вот Папа несколько и возбудился...

Да, на счастье моё, в комнату просочился Репин... Художник наш. Талантливый, чертяка. И под Шишкина мог, медведей малевать, и под Айвазовского, «Озеро Туймада в грозу». Из петушиного угла, понятно... фи, какие у вас понятия. Нет, художник, это не всегда половая ориентация. Просто за шлюзом он дочку первого секретаря обкома рисовать учил на пленэре, и случайно изобразил ей тройню. Папаша ейный само собой, заяву по взлому лохматого сэйфа, вот и залетел наш петушок... Да не думайте, что опущенному худо живется. Силой его к однополой любови никто не принудит. Принудишь тут, главпетух тебя самого кукарекать выучит. Вообще, педерасты на зоне, полезный народ. Все шныри, уборщики мусора, к примеру...

Да, так просачивается наш Модильяни в кабинет, руки ломает и говорит — ой, беда, как Вождя-то покоцали! Но ничего. Дайте мне пять буханок черняшки, закрытую хату и парочку из моего угла, на подмогу. Сделаем в лучшем виде! Ну, Папе деваться некуда... и то, Кустодиев себя проявил как ответственный работник, таблички на грудь да плакаты «На свободу с чистой совестью!» малевал не хуже студии Грекова.

Посмотрел на меня Папа, говорит, действуйте-злодействуйте, но шоб к утру всё было тики-так.

Зашли мы в Ленкомнату, с хлеборезки черняшку уже несут, контингент без положняка оставляя, работники поганой метлы хлебушек жуют да через марлю протирают, мастер ваяет, дырки залепляет, я переживаю и осуществляю общий контроль...

И тут к Бумбарашке подкатывает его личный дятел, человек глупый до невозможности! какой поп, впрочем, таков и приход, как говаривал батюшка Иван Охлобыстин, набивая в кадило чуйскую коноплю.

И говорит, что Папа в солдатской Ленкомнате организовал групповую греблю, да сами пойдите послушайте...

Бумбарашка к двери ухом прижался, слышит — чмоканье, чавкание, стоны художниковы, мол, ох как выходит хорошо! И жалобы остального контингента, что мол, мы уже устали ротом трудится, можно, мы хоть разок сглотнем?

Вышиб Бумбараш дверь, видит — глумятся нелюди над Образом! Кощунствуют! Всего Кузьмича серыми плевками запарафинили...

Меня на губу, контингент в ШИЗО, Бумбарашка к телефону... А в районе как раз комиссия из областного ГУИН водку пьянствовала. Ну, им интересно посмотреть, что там пидарасы лагерные с Лениным сотворили? На вертолет да к нам, в Шарташ.

Прилетели. Бумбараш, сияя от предвкушения мести, ведет высоких гостей к месту святотатства, открывает комнату... Ильич стоит на красной скатерочке, новенький, как пятак, лысина аж сияет... Он в ШИЗО. А там вся петушиная компания пьяней грязи, и дежурный докладывает, мол, задержаны за нарушение режима, ибо опились политуры с промзоны украденной. Он на губу — я четко докладываю, что арестован на трое суток за пререкания со старшим по званию и неопрятный внешний вид.

А тут и Папа, гостей в баньку зовет, где уже учителки со школы хиханьки строят на предмет научного изучения как кто устроен да у кого длиннее. Или глубже.

Бумбарашка после сего афронта запил... и в канаве своей блевотиной захлебнулся. Как бюст поправили? Да никак. Утопили в выгребной яме, а замену Папина подружка, директриса из школы подогнала.

А потом художник новый бюст из полена вырезал, не хуже Эрьзи. Покрасили белым, никто ничего и не понял.

Так что пострадал один я. Трое суток на киче кантовался и отпуск накрылся.

А всё из-за Н. Ленина. И украиньця, шоб ему было мамкиным молоком проблеваться...

Tags: Нетленка, рассказик
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments