Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

Россия: нищета, трущобы, ужас-ужас-ужас


Гостиница для рабочих «Городского попечительства о народной трезвости». 1909 год.

Чайная "Общества трезвости».

Очередь за получением бесплатного обеда в столовой 3-го Городского попечительства о бедных.

Библиотека, бесплатная и общедоступная, монастырская.


У входа на Первую автомобильную выставку в Михайловском манеже. 1907 год.

Патриотическая демонстрация

Украина, приближается Пиздець

Киевский мост Метро, который проходит через реку Днепр, может обрушиться в любой момент, если городские власти не проведут его реконструкцию в ближайшее время.

Об этом заявил сопроектировщик данного моста Георгий Росновский в интервью "Громадському радио", рассказав, что опасность обрушения возникла из-за того, что во время строительства напрягаемые пучки арматур не были как следует изолированы. Из-за этого пучки покрылись ржавчиной и на данный момент арматура находится в плохом состоянии.

"Этот мост должен был простоять 100 лет, если за ним следить. Но этот мост-метро уже через лет 30 начал вызывать большие опасения.Collapse )

Стриптиз бывает опасен для немецкого здоровья


Легендой эту польскую балерину сделали не танцы, а убийство. Когда ей, бывшей звезде, приказали раздеться в Освенциме, она вдруг устроила нацистам стриптиз. Заворожив, выхватила у одного охранника пистолет и расстреляла в упор другого. Пальбой Франциска Манн подняла всех женщин той предсмертной раздевалки на бой: кому-то из немцев откусили нос, с кого-то содрали кожу.



Балерина Франциска Розенберг подавала огромные надежды. Талант славной еврейской девочки оттачивали педагоги школы Ирэны Прусики – одного из трех крупнейших частных танцевальных заведений в Варшаве. На нее делали ставку – вот оно, будущее польского танца. Франциске удавалось все – и модерн, и классика. В 1939 году легкая и пластичная балерина заняла четвертое место в международном танцевальном конкурсе в Брюсселе, обойдя сотню с лишним участниц. Большие и малые сцены, овации, контракты, влиятельные поклонники и даже собственная школа – все это было на расстоянии вытянутой руки. Но приход нацистов все перечеркнул.

Когда гитлеровская Германия напала на Польшу, для евреев мысли о выживании резко вытеснили все остальное. Как и сотни тысяч других представителей своего народа, 23-летняя балерина Франциска, которая уже вышла замуж и взяла фамилию Манн, попала в Варшавское гетто. Ей не оставалось ничего другого, как выступать в местном театре-кабаре Melody Palace на территории гетто – это хоть как-то связывало ее с ярким прошлым. Но довольствоваться малым она не привыкла, да и перспектива оставаться в статусе заключенной не вдохновляла.
В 1942 году нацисты дали евреям Варшавы шанс на спасение. Тем, кто покажет паспорт нейтральной страны, пообещали свободный выезд из Германии для обмена на немецких военнопленных. Таких документов, разумеется, не было ни у жителей гетто, ни у тех, кому еще удавалось скрываться от немцев на «арийской» стороне Варшавы. Однако новость быстро разлетелась – в первую очередь, благодаря сотрудничавшим с нацистами евреям-коллаборационистам из организации «Жагев». Они «тайно» распространили «спасительную» информацию по Варшавскому гетто. Не подозревающие подвоха жители гетто передали информацию участникам еврейского подполья. Те задействовали все связи, и вскоре еврейские фонды из Швейцарии начали слать в Варшаву паспорта – в основном, с гражданством южноамериканских стран.
В мае 1943 года эти паспорта стали выдавать – вот только не просто так, а за баснословные деньги. Паспорт стоил около 20 тысяч долларов в современном пересчете, и это опять же отрубало путь к «спасению» почти для всех жителей гетто. Возможность заплатить такую сумму была в основном только у тех, кто еще был на свободе. В общем, с виду надежная схема оказалась циничным обманом. Ни про какой обмен тогда немцы не договаривались. В будущем по этим документам спасутся только несколько сотен евреев, которых обменяют на пленных немцев в Палестине. Остальные три тысячи купивших паспорта встретят смерть в тюрьмах и концлагерях нацистов. Гестапо попросту выманивало тех, кто сумел спрятаться за пределами гетто. В надежде на спасение евреи добровольно и со всеми своими драгоценностями шли прямо в руки к нацистам. И хлопот нет, и деньги фюреру.
Прикупивших «пропуск в жизнь» селили в отеле «Польша» в «арийской» части Варшавы, там же располагался штаб вымышленной организации, которая якобы должна была устроить переезд евреев в ЮАР. Вскоре в один из номеров гостиницы из гетто переехала и Франциска Манн. Ходили слухи, что балерина вовсю сотрудничала с немцами, как и ее старая подруга-актриса, тоже заключенная гетто Вера Гран. Франциска громким шепотом рассказывала знакомым в гетто о прекрасной возможности спастись, а те, не подозревая подвоха, передавали новость дальше, на «арийскую» сторону – там и находились желающие. Впрочем, доказательств, что балерина помогала нацистам, осознавая реальную цель и масштаб операции, нет. Возможно, она и сама находилась в иллюзии, что богатых жертв спасут – скорее всего, подаренный ей паспорт служил «благодарностью» немцев за сотрудничество. А может, Манн и вовсе стала случайной жертвой операции, купив документ на последние припрятанные ценности или получив его от какого-то влиятельного поклонника.
В июле 1943 года в отель приехала полиция. Всего 300 «гостей» депортировали в лагерь для интернированных во французский Виттель – действительно для возможного обмена. Остальных же – а их, по разным подсчетам, было от 2,5 тысяч до 3 тысяч человек – отправили якобы в немецкий лагерь Бургау на юге Германии, чтобы уже оттуда переправить в Швейцарию. В числе этой большей группы оказалась и Франциска Манн. Ехали долго, и когда вагоны остановились не на юге Германии, а в концлагере Освенцим, воодушевленные пассажиры ничего не подозревали. С теплой улыбкой их встретил «сотрудник Министерства иностранных дел Третьего рейха» Франц Хёсслер, который в действительности был начальником лагерной охраны в системе Освенцима. Перед тем как пересечь границу, новоприбывшим оставалось выполнить небольшую формальность – принять душ в целях обязательной дезинфекции.
Франциску вместе с другими женщинами отправили в барак, который на самом деле был раздевалкой перед газовыми камерами. В воздухе стоял непонятный запах, и дикие отрывистые слухи, что на самом деле нацисты убивают и сжигают евреев, наложились на реальность. Ей все стало понятно. Сопровождающие вдруг стали уже не такими милыми, как Хёсслер, тех, кто отказывался снимать одежду с припрятанными ценными транзитными документами, начали торопить прикладами автоматов. Иллюзий не осталось. Бежать было некуда, но позволить себе умереть просто так Манн не могла.
Пока все в спешке стягивали с себя платья, кофты и чулки, балерина задумчиво снимала с себя вещь за вещью. Охранники начали на нее откровенно пялиться. Решив, что терять ей нечего, Франциска начала танцевать медленный стриптиз, отправляя на пол вещь за вещью. Ее движения буквально гипнотизировали охранников, которые не видели уже ничего, кроме ее оголенных форм. Когда Манн почти полностью разделаcь и напряжение достигло предела, она метнула в сержанта Эммериха туфлю на каблуке. Тот, вытирая кровь с лица, расчехлил кобуру, но Франциска выхватила у него пистолет. Две пули подряд, которые предназначались ему, попали в живот стоящему рядом эсэсовцу Йозефу Шиллингеру, одному из самых кровавых садистов Освенцима. Потом был новый выстрел – в ногу Эммериху. Эта пальба стала для женщин в раздевалке сигналом к действию. Началась отчаянная драка за жизнь. Еще одному эсэсовцу откусили нос, а другому частично содрали кожу на голове. Когда раненых охранников вытащили на улицу, начальник Зондеркоманды приказал срочно запереть раздевалку и через стены расстрелять стихийное восстание. Так и сделали.
О таком решении проблемы хладнокровно рапортовал комендант Освенцима Рудольф Гесс. Позже на суде Адольф Эйхман подтвердил, что известного своим садизмом Шиллингера действительно убила еврейка. Эммерих выжил, но та пуля серьезно повредила колено, и ходить нормально он уже никогда не мог.
Важно, что воздушная балерина из богемной Варшавы, сама того не планируя, дала всем живым ценный урок – бороться за себя до последней капли крови и не бояться стрелять в живот абсолютному злу. И даже если война за жизнь очевидно заканчивается не в вашу пользу, всегда остается еще один бой – за достойную смерть. Эту схватку Франциска Манн точно выиграла.

Строительство Московского метро


Строительство Московского метрополитена идет активными темпами, всего до 2020 года планируется открыть почти 60 новых станций – новые участки Калининско-Солнцевской, Люблинско-Дмитровской, Замоскворецкой, Сокольнической и Кожуховской линии, а также Третьего пересадочного контура, который к 2020 году будет практически замкнут.

В частности, в планах метростроевцев на 2017 год – 19 новых станций, три из которых уже открыты – «Минская», «Ломоносовский проспект» и «Раменки» Калининско-Солнцевской ветки, а до конца года желтая ветка должна продлиться от «Мичуринского проспекта» до «Рассказовки». В этом году также планируется открыть участок салатовой ветки «Окружная» - «Селигерская», участок Третьего контура «Хорошевская» - «ЦСКА» – «Петровский парк», а также станцию «Ховрино» Замоскворецкой линии. На 2018 год запланировано открытие 14 станций метро, в 2019 году построят 15 станций, а в 2020 году – еще 12 станций столичной подземки.

И пили бы баварское...

Светлана Алексиевич. "Последние свидетели"

«Приютила нас всех еврейская семья, двое очень больных и очень добрых стариков. Мы все время боялись за них, потому что в городе везде развешивали объявления о том, что евреи должны явиться в гетто, мы просили, чтобы они никуда не выходили из дома. Однажды нас не было... Я с сестрой где-то играла, а мама тоже куда-то ушла... И бабушка... Когда вернулись, обнаружили записочку, что хозяева ушли в гетто, потому что боятся за нас. В приказах по городу писали: русские должны сдавать евреев в гетто, если знают, где они находятся. Иначе тоже — расстрел.
Прочитали эту записочку и побежали с сестрой к Двине, моста в том месте не было, в гетто людей перевозили на лодках. Берег оцепили немцы. На наших глазах загружали лодки стариками, детьми, на катере дотаскивали на середину реки и лодку опрокидывали. Мы искали, наших стариков не было. Видели, как села в лодку семья — муж, жена и двое детей, когда лодку перевернули, взрослые сразу пошли ко дну, а дети все всплывали. Фашисты, смеясь, били их веслами. Они ударят в одном месте, те всплывают в другом, догоняют и снова бьют. А они не тонули, как мячики».
Валя Юркевич, 7 лет
«...Мама что-то пекла из картошки, из картошки она могла сделать все, как сейчас говорят, сто блюд. К какому-то празднику готовились. Я помню, что в доме вкусно пахло... Немцы окружили дом и приказывают: «Выходи!» Вышла мама и мы, трое детей. Маму начали бить, она кричит:
— Дети, идите в хату...
Они заталкивают маму в машину и сами садятся.
...Через много лет я узнала, что маме выкололи глаза и вырвали волосы, отрезали грудь. На маленькую Галю, которая спряталась под елкой, напустили овчарок. Те принесли ее по кусочку. Мама еще была живая, мама все понимала... На ее глазах...»
Валя Змитрович, 11 лет

Думали, человек, а оказался украинець...

maxresdefault
10.08.2016, Киев, Максим Карпенко

Получивший от мэрии квартиру в центре Москвы крымско-татарский журналист теперь жалуется, что режим хотел его уничтожить



Москва 200 лет ущемляла права крымских татар и украинцев. Об этом в эфире 5 канала заявил меджлисовский журналист Айдер Муждабаев, переехавший из Москвы в Киев.


«Крымских татар 200 лет Российская империя уничтожала, точно также, кстати, как и украинцев. Российская империя уничтожала язык, культуру, идентичность, морила их голодом – чего только не было. Это все и украинцы пережили, особенно западные, на себе», – пожаловался Муждабаев.

В то же время его бывшие коллеги рассказы о «притеснениях» называют “враньем и провокацией”. Так, экс-коллега Муждабаева, руководитель отдела «Бывший СССР» ресурса «Лента.ру» Екатерина Петухова сообщила, что журналист получил от мэрии Москвы квартиру практически в центре столицы, а во время работы в должности замредактора газеты «Московский комсомолец» пытался продвинуть меджлисовские темы.

«Мэрия Москвы, кровавый то бишь режим, дала ему в Москве квартиру в одной станции от Садового кольца! Тиран неумолимо жесток! Скотина, бл..ь! При этом, Россию ненавидел всегда! 10 лет мы вместе в МК работали. Меджлис этот сраный проталкивал в МК ежедневно. Сам к Крыму, правда, никакого отношения не имеет. Родился в Тамбове. И мама у него русская, чтоб вы понимали. Вот так оскотиниваются люди», – заявила Петухова.