Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

И еще о Грудинине, коммьюнисте. Настоящем большевике!


Лидия Филькина проработала в совхозе имени Ленина, возглавляемом Павлом Грудининым, более 10 лет. Семье дали жилье, за которое они исправно выплачивали взносы. Но потом из‐за личного конфликта с руководством их оставили без единственной квартиры. В феврале 2014‐го Филькина решилась на отчаянный шаг и совершила самосожжение, чтобы обратить внимание на свою проблему.
Родители Александра приехали в Москву на заработки в 1997 году и начали работать в совхозе. С семьей подписали договор коммерческого найма. Подразумевалось, что через 10 лет квартира, в которой они жили и платили взносы, станет их собственной. Часть денег за жилье ежемесячно вычитали из зарплаты, часть засчитывалась отработанными годами.
Но за два года до выхода на пенсию руководство приняло внезапное решение об увольнении и попросило покинуть квартиру. На улице оказалась целая семья с детьми и грудным внуком на руках. По словам Филькиной, глава совхоза, олигарх Павел Грудинин об этой ситуации знал.
Выступая перед избирателями, кандидат в президенты от КПРФ не раз заявлял, что жизнь в его совхозе налажена идеально: все люди довольны, зарплаты достойные, условия жизни тоже. Но история Филькиных не вписывается в эту картину. Члены семьи до сих пор уверены, что причиной увольнения и выселения, стал личный конфликт олигарха с их сыном.
Павел Николаевич прекрасно об этом знает, мы думали, мы за нее отработаем, мы отработали по 13 лет, у нас на 10 лет квартира была. Полностью выплатили по этому договору коммерческого найма. <…> Он мне сказал — мы вас все равно выселим, пока зима — живите в общежитии, там койко-место
— Лидия Филькина.
Семья обратилась в полицию, дело передали в суд, но отстоять право жить в квартире Филькиным так и не удалось. По словам Лидии, позже они узнали, что совхоз уже продал жилье.
Сразу после выселения у главы семьи, Александра Филькина случился инсульт. С тех пор его здоровье так и не восстановилось.
«Он после инсульта. Когда нас поставили перед вопросом, что нас будут выселять, в этот же день с ним случился инсульт. Затем еще два, и вот недавно четвертый. Состояние, конечно, тяжелое», — рассказала Филькина.
Пострадала и сама Лидия. В 2014 году, пытаясь привлечь внимание к выселению своей семьи из единственного жилья, она совершила самосожжение. Шрамы от ожогов по всему телу у женщины остались до сих пор.
Уже несколько лет семья пытается вернуть жилье — были и адвокаты, и обращения в полицию о незаконном выселении, и иски в суд. Записывались Филькины и на прием к директору совхоза Павлу Грудинину, но решить вопрос по-хорошему не получилось. Но и сейчас они не теряют надежды на справедливость, и вместе с обманутыми пайщиками совхоза обратились за помощью к депутатам Мособлдумы.
Мы приняли решение, будем инициировать проверку, обратимся к прокурору Московской области, к руководителю Следственного комитета и к Главному управлению внутренних дел. Мы все-таки поднимем этот вопрос и вновь вернемся к тем документам. <…> Мы убедились, что судебные решения в некоторых случаях просто противоречат друг другу. Я считаю, что это просто дело чести для законодателей Подмосковья внести ясность в решение этих проблем. Я думаю, что правда в конечном итоге восторжествует
— заместитель председателя комитета Мособлдумы по вопросам государственной власти и региональной безопасности Николай Черкасов.
https://360tv.ru/news/obschestvo/my-vas-vse-ravno-vyselim-byvshaja-rabotnitsa-sovhoza-imeni-lenina-rasskazala-pochemu-reshilas-na-samosozhzhenie/?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com
Это все, что нужно знать о коммьюнистах

Русская девочка и беженцы с Донбасса

Пожар в деревянном домишке в Балахне, где жили две семьи - беженцы с Донбасса, - начался рано утром 9 октября. Уже через 20 минут от него остались одни обугленные стены. Это происшествие могло обернуться трагедией, ведь на момент возгорания в доме находились две женщины и семь детей!

- Если бы не моя Катя, не знаю, разговаривали бы мы с вами сейчас, - вздыхает многодетная мама Анна Овчарова.

Катя - это 14-летняя дочка Анны. Сразу же, как начался пожар, она начала действовать вовсе не как ребенок. Школьница, не теряя ни секунды, схватила что подвернулось под руку и выбила окно. После этого отважная Катя стала выводить из полыхающей квартиры своих родных.

- Катюша взяла на руки братиков - 8-месячного Ванечку и 4-летнего Мишу, помогла выбраться на улицу 13-летней сестре Ксюше, и еще троим деткам нашей знакомой Натальи, которая тогда гостила у нас, - вспоминает Анна.
Увидев, как полыхает деревянный домик на улице Победы, туда рванули и соседи Овчаровых - Станислав и Ольга Ершовы.

- Мы только проснулись, Ольга подошла к окну и говорит: «Смотри, какой туман сел», - вспоминает 44 -летний Станислав Владимирович. - Я открыл форточку и понял, что это не туман, а дым! Прямо в тапочках мы побежали на соседнюю улицу и увидели горящий дом.

- Раньше мы не были знакомы с этой семьей, но знали, что в доме живут несколько ребятишек, - добавляет Ольга Александровна. - Когда подбежали, детки раздетые стояли на улице - в крови и саже. И очень напуганы. И тут одна девочка закричала: «Моя мамочка внутри! Спасите ее, пожалуйста!»
Ольга Ершова собрала всех детей и увела к себе в дом, где стала оказывать первую помощь - ребятишки порезались стеклом, когда вылезали из окна.

- Я остался, первым делом набрал 112. А потом обежал дом и увидел в окне женщину, - рассказывает Станислав Владимирович. - Крикнул ей: «Отвернитесь, я буду бить окно». Потом вынул обе рамы и смог вытащить Анну. Она сказала, что внутри осталась еще ее подруга. Было очень много дыма, я ничего не видел, поэтому стал звать Наталью, но она не отвечала. В какой-то момент сам стал задыхаться, в голове крутилась мысль, что не смогу помочь той женщине. Из последних сил стал стучать по стенам, чтобы она понимала, где я. И вдруг сквозь дым увидел ее руку. Схватил за пальцы и стал вытаскивать.
- Вы же знали, что в доме газовые баллоны, которые могут взорваться... – спросил корреспондент «КП».

- Я не думал об этом вообще! Самое главное было вытащить всех живыми!


- А правда, что вы не первый раз уже спасаете людей?

- Да. Полтора года назад вытащил девочку из горящего дома, в июле помогал спасать женщину из полыхающей квартиры. А в детстве спас товарища, провалившегося под лед. Уже пожарным можно идти работать!

Станислав и Ольга Ершовы продолжают участвовать в судьбе своих соседей. Наталья и трое детишек с ожогами попали в больницу. И именно чета Ершовых навещает их чаще остальных.

- Им сейчас тяжело, ведь у них сгорели абсолютно все вещи, - сокрушается Ольга.

Семья Овчаровых теряет все не первый раз. Три года назад они приехали в Балахну, когда на Украине началась война, и вот - новое испытание...
Администрация Балахнинского района пообещала, что предоставит пострадавшим крышу над головой. В остальном у семьи надежда только на главу семейства Бориса Овчарова, который вахтами ездит на стройки. Прокормить большую семью будет очень нелегко.

Если вы хотите помочь многодетной семье, обращайтесь: 8 999-078-37-93 (Анна или Борис), г. Балахна, ул. ЦКК, д. 12, кв. 6. В первую очередь необходима одежда и обувь для детей, школьные принадлежности (тетради, канцтовары, учебники за 8-й класс). Также семья Овчаровых будет благодарна за мебель, бытовую технику, постельные принадлежности, посуду - все, что может пригодиться в обычной жизни.
https://www.nnov.kp.ru/daily/26741/3770524/

И пили бы баварское...

Светлана Алексиевич. "Последние свидетели"

«Приютила нас всех еврейская семья, двое очень больных и очень добрых стариков. Мы все время боялись за них, потому что в городе везде развешивали объявления о том, что евреи должны явиться в гетто, мы просили, чтобы они никуда не выходили из дома. Однажды нас не было... Я с сестрой где-то играла, а мама тоже куда-то ушла... И бабушка... Когда вернулись, обнаружили записочку, что хозяева ушли в гетто, потому что боятся за нас. В приказах по городу писали: русские должны сдавать евреев в гетто, если знают, где они находятся. Иначе тоже — расстрел.
Прочитали эту записочку и побежали с сестрой к Двине, моста в том месте не было, в гетто людей перевозили на лодках. Берег оцепили немцы. На наших глазах загружали лодки стариками, детьми, на катере дотаскивали на середину реки и лодку опрокидывали. Мы искали, наших стариков не было. Видели, как села в лодку семья — муж, жена и двое детей, когда лодку перевернули, взрослые сразу пошли ко дну, а дети все всплывали. Фашисты, смеясь, били их веслами. Они ударят в одном месте, те всплывают в другом, догоняют и снова бьют. А они не тонули, как мячики».
Валя Юркевич, 7 лет
«...Мама что-то пекла из картошки, из картошки она могла сделать все, как сейчас говорят, сто блюд. К какому-то празднику готовились. Я помню, что в доме вкусно пахло... Немцы окружили дом и приказывают: «Выходи!» Вышла мама и мы, трое детей. Маму начали бить, она кричит:
— Дети, идите в хату...
Они заталкивают маму в машину и сами садятся.
...Через много лет я узнала, что маме выкололи глаза и вырвали волосы, отрезали грудь. На маленькую Галю, которая спряталась под елкой, напустили овчарок. Те принесли ее по кусочку. Мама еще была живая, мама все понимала... На ее глазах...»
Валя Змитрович, 11 лет