Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Шолом, славяне!

Уважаемые посетители моего уютненького! кто все эти люди? я вас не звал добро пожаловать!
Давно надо было сделать как бы очерк: "Рассказать немедля надо, кто я , зачем и почему!"
Дорогой друг!
Ежели, духовный жаждою томим, ты случайно забрел в сей вертеп - проваливай. Здесь тебе не рады, как говаривал Шрек поросятам.
Журнал мой есть просто зеркало!
И пишу я его для себя. А зовут меня Белоусов Валерий Иванович,
а почта моя belousov58-58@mail.ru
НО!


  • А, знаю!!! Кровавый Сталинский ПалачЪ!!!

  • Холера-Хам






По гороскопу я:
Самоуничтожающийся Скорпионище, ага...


Это мой любимый лирический герой - Старший Капитан Лёха.  Рассказы о нем читайте и на Самиздате.














Желающие могут на досуге ознакомиться с сумрачным гением глубоким унутренним миром автора, его мировоззрением (искаженным донельзя), взглядом на мир (весьма странным и потому донельзя банальным).














  А ровно вольны задать любые вопросы, на которые возможно, даже сможете получить почти правдивые ответы.
Данный дневник является всего лишь личным и частным дневником и потому содержит не более чем личные и частные мнения автора этого дневника.
Дневник не имеет лицензии Министерства РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций и никоим образом не является средством массовой информации, а потому автор этого дневника не обязуется предоставлять кому бы то ни было правдивую, не предвзятую и даже осмысленную информацию, равно как не обязуется публиковать в нём тексты высокой художественной и нравственной ценности, равно как не публиковать в нём тексты, призывающие к насилию, межнациональной розни и оскорбляющие личное достоинство отдельных либеральных граждан.
Сведения, содержащиеся в этом дневнике не имеют никакого юридического смысла и не могут быть использованы при разбирательствах в гражданских, военных или арбитражных судах, равно как вообще нигде, для доказательства или опровержения чего бы то ни было.













О журнале:














1) Данный журнал не предназначен для толерантных людей. Наоборот, он пропагандирует нетолерантность. Сиречь нетерпимость к фашистам, педерастам и велосипедистам.
2) Темы журнала: русский национализм, история, история Великой Отечественной войны, христианство, политика, антисоветизм, анти-либерализм, расовые проблемы, а также - военная история, юмор, отношения м\ж, фото, личное.
3) Записи под кат не кладутся принципиально. Если Вам лень читать длинные посты во френдленте - идите на хуй не френдите.














  Желаю Вам здравия и побольше денег.
Да!
Автор пишет на Самиздате
http://samlib.ru/b/belousow_w_i/
И на сайте "В вихре времен"
http://mahrov.4bb.ru/viewforum.php?id=60
И,наконец, немного порнографии:
Это сам автор, в Малом Иерусалиме.
А кто этот поц в коротких штанишках рядом со мной, я не знаю.


А это мой символ веры







Немытый "Роллс-Ройс" с мигалкой

Советское время, будь оно проклято, было счастливым от того, что мозги у всех были свободны.

Полдня за молоком.

Полдня за мясом.

Стой свободно, расслабленно.

Пять минут — шаг вперед.

Думай, читай, учись.

И ты не один.

Ты движешься по общему маршруту.

Жена знает, где ты, ты знаешь, где она.

Этот отдых для мозгов назывался "очередь".
Collapse )

Судеб людских невидимая связь...



Преподаватель на экзамене:
— Как Лев Толстой повлиял на творчество Михаила Булгакова?
— Я могу только предположить...
— Попробуйте.
— Ну, например, Анна Каренина в реальной жизни не бросилась под поезд. Чуть тронувшаяся умом, забытая всеми, она пережила все войны и революции, и тихо доживала свой век в коммунальной квартире недалеко от Патриарших. Однажды она купила подсолнечное масло, и случайно разлила его...
— Постойте, я только валидол под язык положу...

Вы говорите, плагиат! Мы, коммунисты, говорим - заимствование


Поэт Александр Жаров ( 1904-1984 ), автор знаменитого гимна пионерии
- Взвейтесь кострами, синие ночи! Мы пионеры
—Дети рабочих! – прохиндей особого полета.

Музыка пионерского марша была позаимствована им из оперы Гуно “Фауст”. Идею ему подкинул писатель Фурманов, рассказавший как в чапаевской дивизии они клали слова новых песен на музыку старых.

В Большом театре как раз шел “Фауст”. Жарову понравился “Хор солдат”, вот композитор Сергей Дёшкин и обработал этот самый “хор”.
Collapse )

Это не Предчувствие....


Меньше чем за год до гибели, в октябре 1920 года, Николай Гумилев в сопровождении своей подруги Ирины Одоевцевой отправился в церковь: внезапно вспомнил, что сегодня день рождения Лермонтова, и решил заказать по нему панихиду. («Мы с вами наверно единственные, которые сегодня, в день его рождения, помолимся за него. Никто, кроме нас с вами, не помянет его… Когда-то в Одессе Пушкин служил панихиду по Байрону, узнав о его смерти, а мы по Лермонтову теперь»).

А вернувшись из церкви, Гумилев сказал Одоевцевой: «Совсем недавно, неделю тому назад, я видел сон. Нет, я его не помню. Но когда я проснулся, я почувствовал ясно, что мне жить осталось совсем недолго, несколько месяцев, не больше. И что я очень страшно умру. Я снова заснул. Но с тех пор, — нет — нет, да и вспомню это странное ощущение…»

Тут же добавил: «Конечно, это не предчувствие. Я уверен, что проживу до ста лет». Но внезапно перебил сам себя: «Скажите, вы не заметили, что священник ошибся один раз и вместо «Михаил» сказал «Николаи »?

Насчет мемуаров Одоевцевой есть разные мнения. Но эти фразы были, кажется, вполне в духе Гумилева.

Collapse )

Поэт и партизан, освободитель Дании


«На следствии по делу “декабристов” – Александр Христофорович Бенкендорф на первый допрос собрал всех обвиняемых и сказал им следующее:

“Вы утверждаете, что поднялись за свободу для крепостных и Конституцию? Похвально. Прошу тех из вас, кто дал эту самую свободу крепостным – да не выгнал их на улицу, чтобы те помирали, как бездомные собаки, с голоду под забором, а отпустил с землёй, подъёмными и посильной помощью – поднять руку.

Если таковые имеются, дело в их отношении будет прекращено, так как они действительно поступают согласно собственной совести. Я жду. Что? Нет никого?

Как странно… Collapse )

Стихоплет - красный холуй



Раз уж поэт в России больше, чем поэт, народный поэт должен происходить из таких глубин народа, чтобы знакомящиеся с его биографией читатели в ужасе отшатнулись. И этому критерию Ефим Придворов, судя по его собственным рассказам о детстве и юности, отвечал как никто другой. Он родился в 1883 году на Украине в семье бывших русских военных поселенцев — самой обездоленной и бесправной части крестьянства, обязанной и заниматься сельским трудом, и нести военную службу. А начало жизни Ефима прошло на фоне бесконечного ожесточенного конфликта между родителями.
Collapse )

Автор одной великой строки


Автор этих строк Иван Тхоржевский.

Он родился 19 сентября 1878 года в Ростове-на-Дону. Был весьма разносторонним. Писал и переводил стихи, отлично проявил себя на государственной службе. Сегодня этот человек почти забыт. Иногда его называют "поэтом одного стихотворения". Но это, конечно, не так.

Иван Тхоржевский выпустил несколько книг переводов. Мы до сих пор читаем рубаи Омара Хайяма в переводе Тхоржевского. Это главный его переводческий труд. Переводил он и Метерлинка, Верлена, Пруста и других поэтов и писателей. И эти художественные переводы не могут устареть.

Судьба Ивана Тхоржевского сложилась непросто. Был соратником Петра Столыпина (1862—1911) в проведении аграрной реформы, проявил себя талантливым государственным деятелем. Когда во время одиннадцатого покушения Столыпина убили, написал ему посвящение:

Collapse )

Засекреченная трагедия



Зверства фашистов во время Великой Отечественной войны наш народ помнит и не забудет никогда.

Но, оказывается, даже в советские времена об этих ужасах правду говорили не до конца.

Сегодня становится ясно, что во времена СССР партийное руководство, исходя из ложно понятой «дружбы народов», делало все возможное для того, чтобы скрыть от народа вопиющие факты участия в этих зверствах националистов из Украины и Прибалтики. Да, эта публика не умела воевать и была способна только на то, чтобы жечь деревни и расстреливать беззащитных женщин, детей и стариков.

Один из самых ярких примеров такого рода - киевский Бабий Яр. Наш большой поэт Евгений Евтушенко, который в 60-е годы написал поэму о массовом расстреле в Киеве советских граждан, и главный редактор «Литературной газеты» Валерий Косолапов, эту поэму напечатавший, совершили настоящий подвиг. Потому что они пошли против «линии партии», понимая все последствия этого поступка. Пошли, потому что не могли поступить иначе...

ЧТО СТАЛО ТОЛЧКОМ
Итак, «Литературная газета», выходившая в СССР миллионным тиражом и позволявшая себе некоторые вольности, 19 сентября 1961 года пошла, можно сказать, на практически открытый конфликт с советской идеологией и опубликовала «Бабий Яр».

А началась вся эта история с того, что молодой писатель Анатолий Кузнецов рассказал Евгению Евтушенко о Бабьем Яру. Collapse )

Начал жизнь славно, закончил, как ... украинець.


Разница между этими фото – тридцать лет. Вишневский родился в 1900 году, и когда началась Первая мировая война, он сбежал из дома на фронт, где попал в лейб-гвардию Егерского полка в качестве воспитанника.

Возможно, кому-то покажется невероятным сам факт наличия подростков-солдат на фронте, но в Первую мировую это не было редкостью – в действующих войсках служили сотни юношей и девушек. В основном, на роли разведчиков. Зачастую они шли в бой и получали боевые награды, даже не достигнув призывного возраста. Некоторые даже становились полными кавалерами, как, например, Григорий Агеев.

Сам Всеволод зарекомендовал себя, как отличного солдата и разведчика. Он был вынослив, расчётлив и смел. В 1916 году он принял участие в боях под Стоходом, одной из жесточайших мясорубок 1916 года. Юный солдат получил тяжёлое ранение, и впоследствии был награждён Георгиевским крестом и двумя медалями.

События 1917 года оборвали военную карьеру юного разведчика. Фронт стремительно разваливался, и Всеволод вскоре тоже покинул расположение части. Несмотря на своё дворянское происхождение, он всецело поддержал большевиков, ещё будучи юнгой Балтфлота.

В годы Гражданской войны Вишневский служил в Волжской флотилии и отличился в штурме Казани. Затем был переведён в Будённовскую армию.

Наконец, в 1920 году, начинается его литературная карьера. Вишневский начинает писать очерки, какое-то время работает в редакциях различных газет и журналов политической направленности.

Дебютным его произведением стала пьеса «Суд над кронштадтскими мятежниками», поставленная в Новороссийске под открытым небом в 1921 году.

Затем стал автором пьесы «Первая конная». Однако вскоре он понял, что именно морская тематика ему ближе всего.

Вот, что он писал своей жене:

«Нашел острейшую литформу новой пьесы о смерти — гимн матросам».
Именно пьесы «Мы из Кронштадта» и «Оптимистическая трагедия» сделали его знаменитым на весь Союз. Это были произведения, показывающие Гражданскую войну с совершенно иной стороны, не скрывая её неприглядность. По значимости они не уступали «Тихому Дону», а пьеса «Мы из Кронштадта» стала основой будущего фильма, популярность которого сравнима со знаменитым фильмом «Чапаев», где психическая атака каппелевцев была снята настолько хорошо, что даже полвека спустя вдохновляла многих деятелей искусства.

Вишневский стал одним из тех, кто защищал право литераторов на пафос, ведь без пафоса литература так же скучна, как и жизнь без юмора. Недаром «Оптимистическая трагедия» (и театральная постановка, и кино) заканчиваются обращением матросов к потомкам. По замыслу Вишневского зритель должен был почувствовать себя участником драматических событий и проникнуться происходящим.

Вишневский был одним из виднейших деятелей советской литературы, однако отношения с Булгаковым у него не заладились. Конфликт, в итоге, вылился в образ комиссара Мстислава Львовича, в котором Булгаков представил именно Всеволода Вишневского. Впрочем, популярность писателя не угасала. Он не только занимался политической и общественной деятельностью, но и помогал другим литераторам, оказавшимся в нужде. Например, Осипу Мандельштаму он отправлял денежные переводы, пока поэт был в ссылке.

В 1937 году он отправляется в Испанию в качестве корреспондента и члена антифашистского литературного конгресса, а в 1939-40гг. отправляется на Зимнюю войну, и вскоре получает медаль «За боевые заслуги».

Верь этому, товарищ, брат, друг. Ты сын великого, самого великого, поразительного народа, чья мощь, гений и творческие силы необъятны. Все залечим, все отстроим. На диво миру развернем такие новые пятилетки, построим такого размаха дороги, каналы, порты, вокзалы, заводы, фермы, города, дворцы и парки, – что станет страна наша местом паломничества.
Покажем гостям и руины, и заросшие и оберегаемые ленинградцами дзоты, и оставленные кое-где, как памятники, почерневшие дома, шрамы на стенах и скажем: это память об Отечественной войне, о победе, а вот – что вокруг...
И взгляд твой и твоих гостей залюбуется Россией, нежным дымчатым воздухом ее, небесами милыми, лесами и нежными перелесками и бескрайними просторами, где хозяева, труженики – мы и только мы.
Восстановим здоровье усталых, раненых, больных. Вдохнут они хвойно-соленый запах лесов на тихих берегах наших морей или горный озон на Карпатах, на Кавказе.
Верь, товарищ, что восстановим и любимые свои места: и прохладу и прелесть парков Пушкина, и убранство, роспись и алебастровую лепку дворцов, и воскресим эхо в сверкающем бальном зале Екатерининского дворца. Оно откликнется радостно на веселый русский голос».


Январским морозным утром 42-го года (сугробы, трупы, руины) три командира подводных лодок отправились по делам в штаб. Один из них был Грищенко, другой Кабо, а кто был третий, я забыл,— кажется, Осипов. Дела в штабе они закончили на удивление быстро. Спешить обратно не хотелось. И кто-то из них предложил: "Зайдем к Плаксе?"

Плаксой в блокадном Ленинграде звали Всеволода Вишневского. Он любил выступать перед народом. Приезжает на завод, сгоняют на митинг истощённых рабочих. Выходит перед ними на помост, в шинели, в ремнях, сытый, толстый, румяный капитан первого ранга и начинает кричать о необходимости победы над врагом. Collapse )