Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

Шолом, славяне!

Уважаемые посетители моего уютненького! кто все эти люди? я вас не звал добро пожаловать!
Давно надо было сделать как бы очерк: "Рассказать немедля надо, кто я , зачем и почему!"
Дорогой друг!
Ежели, духовный жаждою томим, ты случайно забрел в сей вертеп - проваливай. Здесь тебе не рады, как говаривал Шрек поросятам.
Журнал мой есть просто зеркало!
И пишу я его для себя. А зовут меня Белоусов Валерий Иванович,
а почта моя belousov58-58@mail.ru
НО!


  • А, знаю!!! Кровавый Сталинский ПалачЪ!!!

  • Холера-Хам






По гороскопу я:
Самоуничтожающийся Скорпионище, ага...


Это мой любимый лирический герой - Старший Капитан Лёха.  Рассказы о нем читайте и на Самиздате.














Желающие могут на досуге ознакомиться с сумрачным гением глубоким унутренним миром автора, его мировоззрением (искаженным донельзя), взглядом на мир (весьма странным и потому донельзя банальным).














  А ровно вольны задать любые вопросы, на которые возможно, даже сможете получить почти правдивые ответы.
Данный дневник является всего лишь личным и частным дневником и потому содержит не более чем личные и частные мнения автора этого дневника.
Дневник не имеет лицензии Министерства РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций и никоим образом не является средством массовой информации, а потому автор этого дневника не обязуется предоставлять кому бы то ни было правдивую, не предвзятую и даже осмысленную информацию, равно как не обязуется публиковать в нём тексты высокой художественной и нравственной ценности, равно как не публиковать в нём тексты, призывающие к насилию, межнациональной розни и оскорбляющие личное достоинство отдельных либеральных граждан.
Сведения, содержащиеся в этом дневнике не имеют никакого юридического смысла и не могут быть использованы при разбирательствах в гражданских, военных или арбитражных судах, равно как вообще нигде, для доказательства или опровержения чего бы то ни было.













О журнале:














1) Данный журнал не предназначен для толерантных людей. Наоборот, он пропагандирует нетолерантность. Сиречь нетерпимость к фашистам, педерастам и велосипедистам.
2) Темы журнала: русский национализм, история, история Великой Отечественной войны, христианство, политика, антисоветизм, анти-либерализм, расовые проблемы, а также - военная история, юмор, отношения м\ж, фото, личное.
3) Записи под кат не кладутся принципиально. Если Вам лень читать длинные посты во френдленте - идите на хуй не френдите.














  Желаю Вам здравия и побольше денег.
Да!
Автор пишет на Самиздате
http://samlib.ru/b/belousow_w_i/
И на сайте "В вихре времен"
http://mahrov.4bb.ru/viewforum.php?id=60
И,наконец, немного порнографии:
Это сам автор, в Малом Иерусалиме.
А кто этот поц в коротких штанишках рядом со мной, я не знаю.


А это мой символ веры







Ужасы уральских заводов


Сие - заводской театр. В селе Чермоз Пермского края.
В 1820-е годы в Чермозе силами крепостных служителей был создан любительский театр. Деятельность театра, как и другие увеселения, были запрещены после разгрома общества «Вольность» в 1837 году и возобновилась лишь после отмены крепостного права. Большую роль в организации деятельности театра в Чермозе в 1880-е годы играл управитель завода Михаил Матвеевич Севастьянов, а в начале XX века – Павел Фавстович Размахнин. Долгое время театр не имел своего помещения, постановки ставились в двухклассном мужском училище, затем в небольшом строении на рыночной площади.
Collapse )

Свинцовые ужасы царизма


Группа заключенных Таганской тюрьмы возвращается с утреннего представления в Большом театре, которое они посетили в качестве поощрения за примерное поведение, 1902 год.

Шокинг!


Многие актеры с давних пор пользуются одним приемом, чтобы лучше войти в роль перед спектаклем.

Переодеваясь в гримерной, они полностью раздеваются и остаются без одежды несколько минут. Это помогает им отвлечься от своего реального образа и подготовиться к роли. Затем актер надевает костюм и идет на сцену.

Однажды Фаина Георгиевна Раневская перед спектаклем, практикуя этот метод, стояла в гримерке перед зеркалом абсолютно голая и курила.
В этот момент администратор театра порывисто влетел в гримерку, видимо для того, чтобы сообщить что-то важное. Но увидев обнаженную Раневскую, замер на пороге в молчаливом изумлении.
Раневская наблюдала за ним через зеркало. Наконец, выдержав некоторую паузу, она поинтересовалась:

- Ничего, что я курю?

Донецк, это пьяное и тупое быдло. По версии украиньцев.


Интернет взорвали фотографии длинных очередей в Донецкий музыкально-драматический театр, когда люди стояли на улице, чтобы достать билеты на любимые постановки и долгожданные премьеры. Достать билеты на февраль уже невозможно, более того, даже на март это весьма затруднительно.
Collapse )

Джон Шемякин о театре

Театр Карабаса - это театр господства репертуара и диктатуры режиссёра. Это театр Гордона Крэга, театр "актёра-сверхмарионетки". Торжественный театр Но, рыночный Кабуки, наш Мейерхольд - всё из этого лукошка. Публика подготовлена к работе над расшифровкой смыслов, все потеют, все стараются, все боятся. Касса, прибыль, скандалы. Фабрика такая.

Со стороны выглядит, понятно, жутковато. Все стонут. Режиссёр стонет, что актёры - эталонные тряпичные бездарности, актёры воют по клеткам, что не продохнуть, что задавлены бесправием, зрители устают, критика всё понимает. Крушение бизнеса Карабаса объяснимо. Инерционно какие-то бесноватые поклонники ещё толпятся у кассы, но всё больше приезжих провинциальных лиц.

И тут внезапный Буратино! Буратино создаёт конкурирующий с Карабасом творческий коллектив, основанный на иных принципах. Всё прекрасно. Только, как справедливо замечает сам Буратино, играть Буратино "будет сам себя", а не какие-то там пьесы.

Что там сам из себя наиграет Буратино ко второму театральному сезону? А к третьему? Из воспоминаний и опыта - чулан, сизый нос, крыса, страна дураков, Дуремар и жулики. А это каждый зритель пережил самостоятельно раз по сто. Из культурного багажа у Буратино - азбука, которую он точно держал в руках. И этим он от зрителя ничем не отличается.

У прочих актёров самое яркое переживание - побег из карабасовского творческого концлагеря. И всё.

Будут Буратино со товарищи играть сами себя, полемизируя с Барабасом, пока сил у них хватит.

Репертуара нет, все рассыхаются, покрываются трещинами, моль, пыль, потёртая Мальвина, столярный клей по утрам, трясущиеся руки и бубнёж про надоевшего Буратино, который всё играет и играет самого себя. Сбегут актёры и от Буратино. При Барабасе все дружно ненавидели одного, а теперь-то придётся ненавидеть всех любимых товарищей.

А Карабаса уже нет - Карабас прогорел и сейчас он пират на Бермудах. Зовут его теперь Черная Борода, помолодел, руки дело помнят, команда вышколена, паруса, скрип такелажа, всё уважают, обещали фильм снять. Женщины в вольно сидящих корсетах, влажные кудри, ром, дублоны, резня на белом песке - всё что нужно крепкому человеку средних лет. Дуремар при Карабасе, понятно. Судовой хирург. Загар ему идёт. Ведёт дневник, употребляет, пользуется успехом.

На карабасовский трёхмачтовый смотрят буратиновые сотрудники и мечтают.

Развал безжалостного и бездушного производства приводит к беспомощной кустарщине. Я так постоянно говорю своим сотрудникам, развешенным по гвоздикам. Не хочешь бездушного к тебе технологического процесса? Пыль дорог, старенький пудель и медяки в шляпе ждут тебя, манят свободой? Скоро, стало быть, начнёшь вспоминать, завернувшись в рванину уворованных задников, бесчеловечный гул прокатного цеха, где бригада, графики, нормы и премии.

Журнал "Новый Сатирикон", январь 1918

Пошли наши в гору — как говорил цыган

По протекции г-жи Коллонтай в фабричное село Вичуга Костромской губернии назначен чрезвычайным комиссаром бывший клоун. Как известно, клоуны всегда выезжали на ослах.

Стриптиз бывает опасен для немецкого здоровья


Легендой эту польскую балерину сделали не танцы, а убийство. Когда ей, бывшей звезде, приказали раздеться в Освенциме, она вдруг устроила нацистам стриптиз. Заворожив, выхватила у одного охранника пистолет и расстреляла в упор другого. Пальбой Франциска Манн подняла всех женщин той предсмертной раздевалки на бой: кому-то из немцев откусили нос, с кого-то содрали кожу.



Балерина Франциска Розенберг подавала огромные надежды. Талант славной еврейской девочки оттачивали педагоги школы Ирэны Прусики – одного из трех крупнейших частных танцевальных заведений в Варшаве. На нее делали ставку – вот оно, будущее польского танца. Франциске удавалось все – и модерн, и классика. В 1939 году легкая и пластичная балерина заняла четвертое место в международном танцевальном конкурсе в Брюсселе, обойдя сотню с лишним участниц. Большие и малые сцены, овации, контракты, влиятельные поклонники и даже собственная школа – все это было на расстоянии вытянутой руки. Но приход нацистов все перечеркнул.

Когда гитлеровская Германия напала на Польшу, для евреев мысли о выживании резко вытеснили все остальное. Как и сотни тысяч других представителей своего народа, 23-летняя балерина Франциска, которая уже вышла замуж и взяла фамилию Манн, попала в Варшавское гетто. Ей не оставалось ничего другого, как выступать в местном театре-кабаре Melody Palace на территории гетто – это хоть как-то связывало ее с ярким прошлым. Но довольствоваться малым она не привыкла, да и перспектива оставаться в статусе заключенной не вдохновляла.
В 1942 году нацисты дали евреям Варшавы шанс на спасение. Тем, кто покажет паспорт нейтральной страны, пообещали свободный выезд из Германии для обмена на немецких военнопленных. Таких документов, разумеется, не было ни у жителей гетто, ни у тех, кому еще удавалось скрываться от немцев на «арийской» стороне Варшавы. Однако новость быстро разлетелась – в первую очередь, благодаря сотрудничавшим с нацистами евреям-коллаборационистам из организации «Жагев». Они «тайно» распространили «спасительную» информацию по Варшавскому гетто. Не подозревающие подвоха жители гетто передали информацию участникам еврейского подполья. Те задействовали все связи, и вскоре еврейские фонды из Швейцарии начали слать в Варшаву паспорта – в основном, с гражданством южноамериканских стран.
В мае 1943 года эти паспорта стали выдавать – вот только не просто так, а за баснословные деньги. Паспорт стоил около 20 тысяч долларов в современном пересчете, и это опять же отрубало путь к «спасению» почти для всех жителей гетто. Возможность заплатить такую сумму была в основном только у тех, кто еще был на свободе. В общем, с виду надежная схема оказалась циничным обманом. Ни про какой обмен тогда немцы не договаривались. В будущем по этим документам спасутся только несколько сотен евреев, которых обменяют на пленных немцев в Палестине. Остальные три тысячи купивших паспорта встретят смерть в тюрьмах и концлагерях нацистов. Гестапо попросту выманивало тех, кто сумел спрятаться за пределами гетто. В надежде на спасение евреи добровольно и со всеми своими драгоценностями шли прямо в руки к нацистам. И хлопот нет, и деньги фюреру.
Прикупивших «пропуск в жизнь» селили в отеле «Польша» в «арийской» части Варшавы, там же располагался штаб вымышленной организации, которая якобы должна была устроить переезд евреев в ЮАР. Вскоре в один из номеров гостиницы из гетто переехала и Франциска Манн. Ходили слухи, что балерина вовсю сотрудничала с немцами, как и ее старая подруга-актриса, тоже заключенная гетто Вера Гран. Франциска громким шепотом рассказывала знакомым в гетто о прекрасной возможности спастись, а те, не подозревая подвоха, передавали новость дальше, на «арийскую» сторону – там и находились желающие. Впрочем, доказательств, что балерина помогала нацистам, осознавая реальную цель и масштаб операции, нет. Возможно, она и сама находилась в иллюзии, что богатых жертв спасут – скорее всего, подаренный ей паспорт служил «благодарностью» немцев за сотрудничество. А может, Манн и вовсе стала случайной жертвой операции, купив документ на последние припрятанные ценности или получив его от какого-то влиятельного поклонника.
В июле 1943 года в отель приехала полиция. Всего 300 «гостей» депортировали в лагерь для интернированных во французский Виттель – действительно для возможного обмена. Остальных же – а их, по разным подсчетам, было от 2,5 тысяч до 3 тысяч человек – отправили якобы в немецкий лагерь Бургау на юге Германии, чтобы уже оттуда переправить в Швейцарию. В числе этой большей группы оказалась и Франциска Манн. Ехали долго, и когда вагоны остановились не на юге Германии, а в концлагере Освенцим, воодушевленные пассажиры ничего не подозревали. С теплой улыбкой их встретил «сотрудник Министерства иностранных дел Третьего рейха» Франц Хёсслер, который в действительности был начальником лагерной охраны в системе Освенцима. Перед тем как пересечь границу, новоприбывшим оставалось выполнить небольшую формальность – принять душ в целях обязательной дезинфекции.
Франциску вместе с другими женщинами отправили в барак, который на самом деле был раздевалкой перед газовыми камерами. В воздухе стоял непонятный запах, и дикие отрывистые слухи, что на самом деле нацисты убивают и сжигают евреев, наложились на реальность. Ей все стало понятно. Сопровождающие вдруг стали уже не такими милыми, как Хёсслер, тех, кто отказывался снимать одежду с припрятанными ценными транзитными документами, начали торопить прикладами автоматов. Иллюзий не осталось. Бежать было некуда, но позволить себе умереть просто так Манн не могла.
Пока все в спешке стягивали с себя платья, кофты и чулки, балерина задумчиво снимала с себя вещь за вещью. Охранники начали на нее откровенно пялиться. Решив, что терять ей нечего, Франциска начала танцевать медленный стриптиз, отправляя на пол вещь за вещью. Ее движения буквально гипнотизировали охранников, которые не видели уже ничего, кроме ее оголенных форм. Когда Манн почти полностью разделаcь и напряжение достигло предела, она метнула в сержанта Эммериха туфлю на каблуке. Тот, вытирая кровь с лица, расчехлил кобуру, но Франциска выхватила у него пистолет. Две пули подряд, которые предназначались ему, попали в живот стоящему рядом эсэсовцу Йозефу Шиллингеру, одному из самых кровавых садистов Освенцима. Потом был новый выстрел – в ногу Эммериху. Эта пальба стала для женщин в раздевалке сигналом к действию. Началась отчаянная драка за жизнь. Еще одному эсэсовцу откусили нос, а другому частично содрали кожу на голове. Когда раненых охранников вытащили на улицу, начальник Зондеркоманды приказал срочно запереть раздевалку и через стены расстрелять стихийное восстание. Так и сделали.
О таком решении проблемы хладнокровно рапортовал комендант Освенцима Рудольф Гесс. Позже на суде Адольф Эйхман подтвердил, что известного своим садизмом Шиллингера действительно убила еврейка. Эммерих выжил, но та пуля серьезно повредила колено, и ходить нормально он уже никогда не мог.
Важно, что воздушная балерина из богемной Варшавы, сама того не планируя, дала всем живым ценный урок – бороться за себя до последней капли крови и не бояться стрелять в живот абсолютному злу. И даже если война за жизнь очевидно заканчивается не в вашу пользу, всегда остается еще один бой – за достойную смерть. Эту схватку Франциска Манн точно выиграла.

Батальонный комиссар Прилепин пишетЪ


Были сегодня на балете "Лебединое озеро" в Донецком театре Оперы. Восхитительно. Город шахтёров и бандитов, что сказать. Театр работал всю войну. Они так и говорят о себе и своей работе: до войны, когда война началась, во время войны...

Это сейчас. Здесь и сейчас.

https://prilepin.livejournal.com/918272.html?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com